Арт-политика

Ханох Пивен. Злые политические шаржи и добрые детские книги...

Замолвить словечко за индивидуализм

Ханох Пивен. Злые политические шаржи и добрые детские книги...

Ханох Пивен. Злые политические шаржи и добрые детские книги…

— Ханох, расскажите о себе — пять самых важных фактов о вас. Для тех читателей, кто не знаком с вашим творчеством…

— Ну что же, вот пять фактов:

  • Я родился в Уругвае, вырос в Израиле и учился искусству в Нью-Йорке. Во время учебы я разработал свой стиль карикатур-коллажей, в которых я использую обычные предметы из нашего обихода. Это шаржи, в которых я пытаюсь передать с помощью каких-то обычных предметов и характер персонажа, и свое отношение к нему… Надо сказать, что публике это понравилось!
  • Довольно быстро мои работы начали печатать в передовых изданиях в США: Таймс, Ньюзвик, Ролинг Стоун.
  • Я вел рубрику в газете Гаарец в 90-х годах, и довольно быстро стал популярным и в Израиле, в том числе из-за рекламы Гаарец, которая использовала мой шарж.
Сара Нетаниягу. Автор: Ханох Пивен. "Что нового можно сказать о чете Нетаниягу, когда уже все сказано 20 лет назад?"

Сара Нетаниягу. Автор: Ханох Пивен. «Что нового можно сказать о чете Нетаниягу, когда уже все сказано 20 лет назад?»

  • Я много работал на телевидении, в том числе делал передачи для детей, а еще я пишу детские книги. Как раз сейчас у меня вышла новая книжка: «Одна розовая варежка».
  • В последние 15 лет, благодаря своему методу работы, который требует скорее креативного мышления чем техники рисования, я начал проводить мастер-классы по развитию креативности и межличностному общению с помощью искусства.

— Мы беседуем с вами в связи с тем, что вы приняли участие в кампании, тема которой — израильская демократия. Как это получилось — организаторы обратились к вам? Как проходил творческий процесс?

— Ко мне обратились из правозащитной израильской организации, они хотели посоветоваться со мной, как передать свои месседжи публике таким образом, чтобы получилось позитивно, интересно и креативно. Я предложил им провести мастер-класс с активистами, чтобы понять, каков же их месседж. Состоялся очень интересный мастер-класс, в котором участвовали около 30 активистов. Эти люди привыкли к диспутам, привыкли выражать себя с помощью слов — а тут внезапно они должны были выразить себя через какие-то предметы, через коллажи, через творчество, не включающее слова. Это было невероятно интересно и для меня, и для них. В процессе мы смогли достаточно четко сформулировать то, что хотим сказать, и сделать это позитивно и креативно. Конечно, заняло время дойти до желаемого результата. Целью было заставить зрителя задуматься, пересмотреть какие-то вещи в собственном сознании…

Один из плакатов кампании за демократию

Один из плакатов кампании за демократию

-Знаете, когда я увидела эти плакаты, мне показалось, что это немного слишком  мило и позитивно. Мне не хватает в них некой остроты…

— Я понимаю, о чем вы. Но целью кампании было объединить зрителей, а не рассорить между собой. Мы не хотели выражать гнев, мы хотели показать свое восприятие того, что хорошо и здорово для демократического общества. Нам говорят, что критика, разные мнения, разные люди в обществе – ослабляют Израиль и угрожают его существованию. Мы хотели сказать, что все наоборот.  Да, это позитивная кампания, цветная, передающая эмоции, немного даже детская. Но именно это и был месседж, который мы хотели передать зрителю.

-Вы думаете, что у вас получилось? Кампания сработала, на ваш взгляд? Мы, в СМИ, циничны в этом смысле: хорошие новости не приносят рейтинга.

— Вы правы, у такой кампании нет шансов стать гвоздем программы…  Это вам не Биби с петлей висельника. Эта кампания не агрессивная, поэтому трудно рассчитывать, что она станет супер популярной. Но иногда людям нужен позитив. А в нашем мире пост-правды вообще практически невозможно привлечь внимание к сложным месседжам.

Владимир Путин, автор: Ханох Пивен

Владимир Путин, автор: Ханох Пивен

Возьмем, к примеру, Новый израильский фонд. Он поддерживает многие организации, которые помогают самым неимущим и бесправным гражданам и жителям страны. То есть практически делает то, что должно делать наше правительство, но почему-то отказывается. А что про него думает большинство? В эпоху пост-правды, НИФ считается минимум Хамасом. В связи с этим, кстати, даже наши позитивные, милые постеры получили немало гневных и агрессивных откликов, мол, вы, леваки, все лжете.

Вообще виртуальное пространство настолько загрязнено агрессией и вербальным насилием, что никакой голос, кроме голоса гнева, уже не расслышать. Тем более – люди не слышат сложных месседжей.  Сегодня все начинающие политики в стране уже знают, что говорить надо односложно, просто, свести любой диалог до уровня «Ты за арабов или за евреев?» Этот вид общественной дискуссии ввел Нетаниягу, он в нем мастер, и с тех пор невозможно вести иной диалог, тебя просто не слышат. Поэтому наша кампания изначально не рассматривалась, как повод для скандала в СМИ. Скорее это поддержка для тех, кто чувствует, что в море агрессии его голос не слышен.

— Ханох, вы автор популярных и очень добрых детских книг, вот и сейчас у вас вышла новая книга… А как это сочетается с вашей работой в Гаарец, с остроумными, иногда достаточно злыми политическими шаржами? Обычно люди, которые «живут актуалиями», работают с политическими темами, авторы политических карикатур, так сказать, не очень интересуются педагогикой и детской литературой…

— Я действительно начинал как художник, которому было важно выразить свое  мнение, кредо, именно в области политики и актуальных событий. В целом ведь карикатурист интересуется людьми, он стремится сорвать какие-то маски, возможно, с определенных людей или явлений…

Новая детская книга. Между миром художника и миром детей есть много общего

Новая детская книга. Между миром художника и миром детей есть много общего

Но позже я заинтересовался педагогикой, и вообще миром детей. Сегодня я работаю очень много именно с системой образования и с педагогами. Я думаю, есть много общего между работой в искусстве и работой с детьми. Это и творческий подход, и креативность, и вообще возможность сделать что-то новое в этом мире, дать чему-то вырасти. Ведь художник постоянно имеет дело с неудачами, с тем, что он не знает чего-то, с изменчивым миром, с несогласием со статус-кво, с опытами, с хаосом… Я понял, что у меня есть возможность всем этим процессом поделиться с детьми и с учителями, он очень важен для них. Сегодня политика меня привлекает гораздо меньше. Что я могу сказать нового в этой сфере? Что нового можно сказать о Нетаниягу? Вы знаете, я еще 20 лет назад сделал шаржи Биби и Сары — Сару с метлой и Биби с длинным носом. С тех пор ничего нового они в наш мир не принесли… Мир детей, мир педагогики интересует меня гораздо больше, в нем гораздо больше философии, гораздо больше ощущения, что я делаю нечто важное в своей жизни.

И, знаете, моя мотивация участвовать в кампании за демократию не связана с политикой. Она связана с ощущением, что от меня требуют думать, как все, чтобы быть частью этой страны. А я хочу быть частью нашей страны, нашего общества, — даже если я не думаю как все. Я чувствую, что всем нам нужно, чтобы для нас было здесь место, вне зависимости от мнений и прочих характеристик. Так что я вижу в этой кампании прежде всего возможность замолвить словечко за индивидуализм.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x