Арт-политика

Фото: Эсти Сегаль

Памятник vs музеи

Фото: Эсти Сегаль

Фото: Эсти Сегаль

В минувший понедельник в Израиле произошло нечто из ряда вон выходящее. Художник, который никому прежде не был известен, в одночасье завладел вниманием всей страны. Акция Итая Злаита, установившего позолоченную статую премьер-министра Биньямина Нетаниягу на площади Рабина в Тель-Авиве, оказалась в центре общественной дискуссии. Никому неизвестный скульптур потряс людей, обладающих тонкой душевной организацией (представителей всего политического спектра) и развеселил тех, кто обладает чувством юмора (таковых оказалось, увы, немного). Фотографии его скульптуры обошли весь мир и заполнили социальные сети. Ведущие новостные сайты – в Израиле и за рубежом – посвятили этой акции специальные репортажи.

Но далеко не всех взволновала эта история. Куратор Тель-Авивского музея, эксперт по современному искусству, Рути Директор пространно объяснила газете “Гаарец”, почему вся эта шумиха не вызывает у нее никакого интереса. “Это слишком упрощенно, слишком внятно, слишком плакатно… Это слишком простая работа,” — пояснила она.  Госпожа Директор добавила, что именно тот факт, что СМИ уделили этой акции столь повышенное внимание, свидетельствует в пользу ее мнения. Она привела примеры работ, которые, на ее взгляд, действительно заслуживают серьезной дискуссии: меняющиеся экспозиции на Трафальгарской площади в Лондоне. “Хотя речь идет о заказанном и финансируемом проекте, авторам работ удается ставить под сомнение понятие монументальности и критиковать британский империализм… Поскольку они являются оригинально мыслящими художниками”. Удивительные слова. Какой, оказывается, смелостью и оригинальностью мышления нужно обладать, чтобы подвергать критике британский империализм через 70 лет после его крушения.

Ни одна израильская художественная работа последних лет не привлекла к себе такого внимания. Выставки, проходящие в Тель-Авивском музее (и в других музеях страны), даже частично не стали предметом общественного интереса такого уровня. Не будет преувеличением предположить, что подавляющее большинство израильтян не знает, какие работы представлены в израильском павильоне на Венецианской биеннале (там выставляются работы, заказанные у имеющих репутацию художников, к которым столь благосклонна куратор Тель-Авивского музея).

К большому сожалению, все последние примеры того, как современному искусству удается преодолевать барьер между художником и публикой, связаны либо с цензурой (лицо  Айелет Шакед было стерто в работе “Простыни” Яма Амрами на выставке выпускников колледжа “Шенкар”), либо с вандализмом (“Итбах эль-яхуд” Галя Волиница в колледже “Сапир”). Либо после требования разъяснений со стороны министра культуры  (кресло в форме свастики работы Ури Каценштейна в Тель-Авивском музее). Либо в связи с полицейским расследованием  (флаг акционистки Натали Ваксберг-Коэн). Все это лишь подчеркивает, насколько протестное искусство (хорошее оно или не очень) жизненно необходимо израильскому обществу на нынешнем этапе. Очень жаль, что солидные музейные учерждения в Израиле этого не понимают.

До тех пор, пока зрительский интерес, с точки зрения израильских музеев, будет синонимом упрощенчества, им стоит забыть об очередях за билетами на выставки. Подобные очереди можно увидеть в других странах, но не в Израиле. До тех пор, пока в стенах музейных учреждений будут вестись высоколобые дискуссии для посвященных, публика продолжит искать художников на улицах и площадях.

Оригинал публикации на сайте Гаарец

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x