Арабский мир

Ислам Аллуш, представитель "Армии Ислама"

Интервью с последующей отставкой

Ислам Аллуш, представитель "Армии Ислама"

Ислам Аллуш, представитель «Армии Ислама»

«Армия ислама» — одна из важнейших организаций ополченцев среди исламистских повстанцев в Сирии. Когда была основана организация? Какую местность она контролирует, и как именно? Кто ее главные враги? Как она относится к местному населению? Какова ее позиция в отношении Израиля?

Вот информативная справка и эксклюзивное интервью, которое мне удалось взять у пресс-секретаря организации, Ислама Аллуша (как сообщает сайт Ynet, после публикации этого интервью на арабском языке Аллуш вынужден был уйти со своего поста — прим.ред.):

«Более тысячи различных групп повстанцев действуют сегодня в Сирии, и большая их часть — местные группировки, объединенные в более крупные коалиции. Помимо них, постепенно образовалось и небольшое число более крупных групп, действующих согласованно по всей стране. Все это исламистские группировки, получающие средства от частных жертвователей из стран Залива и из Турции. Одна из таких групп, уступающая в численности, по-видимому, только “Ахрар аш-Шам” — это “Джейш аль-Ислам” (“Армия ислама”). Данная статья посвящена этой группе, имеющей ключевое значение. В конце статьи впервые опубликовано интервью с представителем ополчения, полковником Исламом Аллушем.

В конце сентября 2013 года 50 повстанческих группировок, наиболее значимой среди которых была “Бригада ислама”, объединились, образовав “Армию ислама”. Аллуш был одним из десятков пленных исламистов, освобожденных из тюрьмы режимом Асада в первые месяцы ненасильственного бунта в 2011 году. Их освобождение было предназначено для радикализации восстания в Сирии и подкрепления делавшихся уже тогда лживых утверждений власти о том, что протесты являются джихадистскими по своему характеру. После освобождения Аллуш создал организацию “Рота ислама”, позже превратившуюся в “Бригаду ислама”.

Группировка “Армия ислама” активно действует по всей Сирии, но особенно уверенно доминирует на восточных окраинах Дамаска, в особенности в городе Дума. В этом районе, называемом Восточная Гута, с 2013 года находятся в осаде около 400 тысяч гражданских лиц. Они находятся под постоянными артиллерийскими обстрелами, в том числе и с применением химического оружия (в августе 2013 года 1400 человек из них были убиты во время химической атаки с применением зарина), и сотни их умирают от голода. Благодаря мощи “Армии ислама” наступление армии Асада в этом районе сдерживалось до апреля 2016 года, когда там разразились бои между группами повстанцев. Режим Асада воспользовался моментом смятения и захватил территории осажденного анклава, на которых жители выращивали овощи и злаки.

Идеология “Армии ислама” — это смесь салафитского ислама, сирийского национализма и — по крайней мере, в прошлом — немалой доли влияния суннитских сект, из чего вытекает ненависть к алавитам и вообще шиитам. Захран Аллуш поначалу призывал к созданию исламского государства в Сирии, но затем взял свои слова назад, выражал поддержку законной власти, прославился тем, какую поддержку его организация оказывала христианам, и даже называл алавитов “жертвами режима Асада”.

Подобно другим исламистским группировкам в Сирии, “Армия ислама” представляет интересы населения и потому прислушивается к его требованиям. Прагматизм, который она проявляет, ещё больше выделяется на фоне враждебности в отношении Исламского государства и даже непримиримой борьбы с распространениемэтой организации на контролируемой территории, которое в конце концов ограничилось господством ИГ в двух районах южного Дамаска. Казнь лидеров отрядов ИГ, вступивших в бои с “Армией ислама”, улучшили “имидж” организации в глазах мировых СМИ.

Тем не менее, критики “Армии ислама” говорят, что она берет в плен, похищает, пытает и убивает тех, кто не согласен с её действиями. Например, в 2013 году были похищены два сирийских активиста по борьбе за права человека, работавших в Думе. “Армия ислама”, наиболее сильная организация в городе, сразу попала под подозрение, но её активисты отрицают любую причастность к этому или другим инцидентам. Так или иначе, все группы повстанцев на восточных окраинах Дамаска схожи в своих действиях: борьба между ополченцами трудна и опасна, а контроль тоннелей для контрабанды — залог хорошего дохода.

“Армия ислама” высоко ценится населением за её стойкость в борьбе с Исламским государством и режимом Асада. Опыт прошлого показывает, что жители районов, попавших под контроль правящего режима, пострадали в крайней форме; многих их жителей немедленно казнили, других задержали и подвергли пыткам, в некоторых случаях приведшим к их гибели. Более того, “Армия ислама” финансирует деятельность таких благотворительных организаций, как “Адала” и “Акраа”, помогающих сиротам, нуждающимся и людям с ограниченными возможностями, а также занимающихся обучением и образованием детей в осажденных районах. Организация даже дает разрешение проводить демонстрации против нее в районах, которые она контролирует.

“Армия ислама” получает поддержку от саудитов, по-видимому, напрямую от Саудовской Аравии. Тем не менее, блокада вынуждает группировку добывать оружие изощренными методами. Большую часть оружия “Армия ислама” производит для себя сама, но в руках ее бойцов находится также снаряжение (в том числе бронированные автомобили), захваченное в боях с силами режима Асада.

Вот мое интервью с пресс-секретарем “Армии ислама”, полковником Исламом Аллушем.

Вопрос: Несмотря на то, что “Армия ислама” является религиозной группировкой, вы подписали Эр-Риядское коммюнике, представляющее собой базовые принципы Высшей переговорной комиссии сирийской оппозиции. Коммюнике выражает поддержку демократической власти, не дискриминирующей граждан по религиозному принципу. Эта часть коммюнике отображает позицию организации?

Ответ: “Армия ислама” — сирийская военная организация, зародившаяся в лоне революции, к которой пришел сирийский народ. Задача организации — осуществить цели и выполнить требования революции. Она базируется на принципах истинного ислама, умеренности и отхода от радикализма и призывает к свержению диктатуры и победе угнетенных слоев. Поэтому “Армия ислама” поддержит любой путь, который выберет сирийский народ, чтобы избавиться от диктатуры и гнета.

Элизабет Цурков

Елизавета Цуркова

Вопрос: Один из руководителей “Армии ислама”, Мухаммад Аллуш, входит в переговорную группу Высшей переговорной комиссии. Есть ли от него какие-нибудь новости? Вы оптимистично смотрите на вещи и считаете, что при помощи переговоров есть возможность завершить сирийскую войну?

Ответ: Мы не оптимистичны, и причины тому ясны. “Режим” не заинтересован в политическом решении. Это истеблишмент милитаристского толка, который верит только в решения, соответствующие его природе. Если бы он верил в политическое решение, он не развязал бы кровопролитную войну против сирийцев, чтобы удержать власть.

Вопрос: Политическое решение можно и навязать, например, если Россия и Иран прекратят потоки российской и иранской помощи. Однако до сих пор существенного давления на “режим” со стороны международного сообщества, которое вынудило бы его принять какое-либо решение, не было. Иран, покровительствующий Асаду, не примет никакой договоренности, которая не сохранила бы влияние Асада и ливанской “Хизбаллы” в Сирии. Примет ли “Армия ислама” соглашение, которое устроит Иран — например, такое, согласно которому вооружение будет передаваться “Хизбалле” из Ирана через территорию Сирии?

Ответ: Банда, которая называет себя “Хизбаллой” (в переводе с арабского — “Партия Аллаха”) — это бандиты, противодействующие свободе, к которой стремятся все народы, в том числе и сирийский народ. Мы не можем поддерживать тех, кто борется против принципов, ради которых мы создали “Армию ислама”. Генеральный секретарь “Хизбаллы” в открытую провозгласил об ее враждебности, и поэтому мы не можем позволить, чтобы его организация имела доступ к оружию. Рано или поздно они воспользуются этим оружием против свободолюбивых народов.

Вопрос: Многие активисты обвиняют “Армию ислама” в авторитаризме, схожем с режимом Асада — к примеру, в арестах без суда и пытках недовольных. Соответствуют ли эти сообщения истине?

Ответ: Боюсь, что моя защита не найдет поддержки в рядах большинства читателей, потому что, конечно, они предполагают, что я готов защищать любое действие, хорошее или плохое, совершенное нашей организацией. Однако я отвечу так: во-первых, эти утверждения не имеют под собой основания. Во-вторых, положение в Гуте само по себе свидетельствует о том, насколько ложны обвинения в авторитаризме. Перед нашими позициями проходят демонстрации, призывающие нас свергнуть, и силы “Армии ислама” даже защищают демонстрантов. Кроме того мы освещаем демонстрации в наших СМИ.

Тем самым мы признаем, что это является признаком здорового положения, в котором на ошибки можно указывать для того, чтобы исправлять их. Это то, что выстраивает доверие между революционерами и создает общественное единство среди тех, кто поддерживает революцию — и обычных граждан, и повстанцев. То же самое можно сказать и в отношении арестов и пыток инакомыслящих. Что касается темы покушений, руководство “Армии ислама” больше всех пострадало от покушений в последние два года. Мы объявили о своей полной поддержке местной судебной власти, возникшей для расследования этих инцидентов и поиска тех, кто за них ответственен.

Вопрос: Какова позиция “Армии ислама” в отношении мирного соглашения между Сирией и Израилем?

Ответ: Эта тема, как и другие темы, связанные с внешней политикой Сирии, — станет делом новых государственных организаций, которые будут созданы, когда революция победит, и сирийский народ будет свободно выбирать представляющую его власть. Мы не должны отнимать решение у сирийцев, как это делала династия Асадов в течение более 40 лет.

Перевод: Ксения Ардов

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Расизм на кампусе

    Половина студентов-арабов сталкивается с проявлениями расизма и дискриминации

    Арабский мир
  • Иорданский узел

    В Иорданию прибыло более миллиона беженцев из Сирии, из Ирака. Угроза стабильности?

    Арабский мир
  • Турция по дороге к диктатуре

    Среди иных расширяющих полномочия президента такие поправки, как право объявления чрезвычайного положения, организации референдумов (например, о введении смертной казни), право накладывать вето на решение парламента, для обхода которого парламенту нужно абсолютное большинство голосов (301 голос). Как видно из содержания этих поправок, Турция окончательно скатывается в автократию, и этот процесс приобретает особую трагичность при факторе разделения турецкого общества ровно наполовину, что отразилось и на результатах референдума.

    Арабский мир
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x