Надя АйзнерWP_Post Object ( [ID] => 20661 [post_author] => 198 [post_date] => 2016-07-06 14:06:12 [post_date_gmt] => 2016-07-06 11:06:12 [post_content] => [caption id="attachment_20700" align="aligncenter" width="504"]По дороге в поселение Отниэль, Хевронское взгорье По дороге в поселение Отниэль, Хевронское взгорье[/caption] Не люблю я это выражение на иврите - "нихум авелим", то есть "утешение скорбящих". Как будто можно утешить людей, которые только что потеряли близкого человека... Едем вчетвером в машине на "шива" семьи Марк - к детям, отец которых погиб в теракте возле поселения Бейт-Хагай. Далеко едем, в поселение Отниэль, где жил Мики (Михаэль) Марк, где он вместе с женой растил десятерых детей. Теперь дети сидят "шива" в осиротевшем доме - папа погиб, мама в больнице, тяжело ранена в том же теракте, врачи опасаются, что ее мозг пострадал. Одна из сестер, ехавшая с родителями в машине, была ранена в живот - но пуля чудом не задела жизненно важных органов. Девочку уже выписали из больницы. Повязки на животе не видно под скромной кофточкой, но на детском лице хорошо виден шок от пережитого. Нас четверо - соученики одной из дочерей семьи Марк, мы вместе с ней участвовали в поэтическом семинаре. Молодой парень-хареди, отец двух маленьких детей, молодая девушка из религиозных сионистов, дама в возрасте, харедит, "вернувшаяся к ответу", у нее 12 детей. И я. Не знаю, как другие, а я уже посчитала, сколько детей останутся сиротами, если с нами что-то случится на том же шоссе, в том же месте, где погиб Мики Марк. Пока едем, завязывается такой разговор: - Правда ли, что Отниэль это "умеренные" в политике поселенцы? -Да, ешива там считается "левой"... в хорошем смысле этого слова, - смеется наша молоденькая попутчица. -Но они такие... открытые? Я слышал, как они говорили, что не все арабы террористы... И что их спасала палестинская врач. -Ну как... Поселенцы часто лучше знают соседей, чем те, кто живет в городе. Думаю, среди них много прагматиков, которые понимают, что все равно всем  придется жить в мире... Когда-нибудь. -Да, это верно... Хотя и противоречит стереотипам. Кто бы говорил о ломке стереотипов, хочу я сказать ему, парню в черной кипе, полгода читавшему вместе с десятком барышень стихи Йоны Волах и других еретиков. Зашла речь и про арабский язык, почему мы не знаем его? -Я считаю, все должны учить арабский в обязательном порядке, - говорит наша пожилая подруга, поправляя крепко намотанный "кисуй рош". - Да, почему в Европе все знают несколько языков, потому что соседи говорят и по- немецки, и по-французски... А у нас что? - вторит ей наш друг в черной кипе. - С этого начинается весь конфликт, с того, что мы их не понимаем, просто, что они говорят, пишут... Ни понять, ни прочесть. Да уж, поэты - такие поэты. Стоит нам и палестинцам научиться читать вместе стихи Дарвиша, и конфликт сойдет на нет, а как же. [caption id="attachment_20699" align="aligncenter" width="505"]Дом семьи Марк в Отниэле. Дом семьи Марк в Отниэле.[/caption] Доехали, слава Богу. Страх отпускает - в поселении кипит жизнь, везде стайки молодежи, мамы с колясками, нормальная пасторальная жизнь. Пока не вспоминаешь, что здесь пару месяцев назад убили Дафну Меир z''l, прямо в ее доме. Небольшой и скромный дом Мики Марка с трудом вмещает поток людей, пришедших побыть с его детьми в их скорби и боли. Их десятки, если не сотни, на веранде, на кухне, на всем первом этаже. Мы толпимся в салоне, маленький старый кондиционер не справляется, душно. Ждем, пока выйдут наружу политики, приехавшие с визитом соболезнования. И только после этого получаем возможность обнять нашу подругу. Дать место ее слезам. "Это символично, что папа погиб перед субботой, он уже с утра всегда одевался в белое, в честь субботы",- вспоминает дочь, - Он изучал Каббалу, его духовная жизнь была важнее всего, но была и другая сторона - он был таким папой, с которым можно побеситься, подурачиться. Он мог вдруг сообщить нам, что завтра вместо школы мы едем на Иордан, на Север, всей семьей". [caption id="attachment_20698" align="aligncenter" width="525"]Мики Марк z"l. Фото из семейного архива Мики Марк z"l. Фото из семейного архива[/caption] Мики Марк был необычным человеком и прекрасным отцом. В такой момент скорби и боли невозможно спорить с его решением жить в таком месте, как Отниэль. Мы возвращаемся домой, "в более вменяемую местность", как грустно шутит один из моих попутчиков. Дорога проходит прямо между палестинских деревень, а то и внутри деревни, рядом с домами, магазинами. Жители, стоящие на обочине, бросают на наши израильские номера взгляды, в которых, мягко говоря, мало любви. А за что, собственно, им нас любить, думаю я. В отношениях между людьми нет места политике, но в отношениях между двумя народами надо срочно что-то в консерватории менять. Хватит смертей и сиротства, хватит боли и крови. Бездействие равносильно действию, и ничего не делать - то же, что делать нечто очень ошибочное, с точки зрения разрушительных, ужасных последствий. [post_title] => По дороге скорби [post_excerpt] => [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => 20661-2 [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2016-07-06 14:57:28 [post_modified_gmt] => 2016-07-06 11:57:28 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=20661 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )
Главная > Мнения, Новые публикации > По дороге скорби

По дороге скорби

Не люблю я это выражение на иврите — «нихум авелим», то есть «утешение скорбящих». Как будто можно утешить людей, которые только что потеряли близкого человека… Едем вчетвером в машине на «шива» семьи Марк — к детям, отец которых погиб в теракте …

Надя Айзнер // 06/07 // Мнения, Новые публикации
По дороге в поселение Отниэль, Хевронское взгорье

По дороге в поселение Отниэль, Хевронское взгорье

Не люблю я это выражение на иврите — «нихум авелим», то есть «утешение скорбящих». Как будто можно утешить людей, которые только что потеряли близкого человека…

Едем вчетвером в машине на «шива» семьи Марк — к детям, отец которых погиб в теракте возле поселения Бейт-Хагай. Далеко едем, в поселение Отниэль, где жил Мики (Михаэль) Марк, где он вместе с женой растил десятерых детей. Теперь дети сидят «шива» в осиротевшем доме — папа погиб, мама в больнице, тяжело ранена в том же теракте, врачи опасаются, что ее мозг пострадал. Одна из сестер, ехавшая с родителями в машине, была ранена в живот — но пуля чудом не задела жизненно важных органов. Девочку уже выписали из больницы. Повязки на животе не видно под скромной кофточкой, но на детском лице хорошо виден шок от пережитого.

Нас четверо — соученики одной из дочерей семьи Марк, мы вместе с ней участвовали в поэтическом семинаре. Молодой парень-хареди, отец двух маленьких детей, молодая девушка из религиозных сионистов, дама в возрасте, харедит, «вернувшаяся к ответу», у нее 12 детей. И я. Не знаю, как другие, а я уже посчитала, сколько детей останутся сиротами, если с нами что-то случится на том же шоссе, в том же месте, где погиб Мики Марк.

Пока едем, завязывается такой разговор:

— Правда ли, что Отниэль это «умеренные» в политике поселенцы?

-Да, ешива там считается «левой»… в хорошем смысле этого слова, — смеется наша молоденькая попутчица.

-Но они такие… открытые? Я слышал, как они говорили, что не все арабы террористы… И что их спасала палестинская врач.

-Ну как… Поселенцы часто лучше знают соседей, чем те, кто живет в городе. Думаю, среди них много прагматиков, которые понимают, что все равно всем  придется жить в мире… Когда-нибудь.

-Да, это верно… Хотя и противоречит стереотипам.

Кто бы говорил о ломке стереотипов, хочу я сказать ему, парню в черной кипе, полгода читавшему вместе с десятком барышень стихи Йоны Волах и других еретиков.

Зашла речь и про арабский язык, почему мы не знаем его?

-Я считаю, все должны учить арабский в обязательном порядке, — говорит наша пожилая подруга, поправляя крепко намотанный «кисуй рош».

— Да, почему в Европе все знают несколько языков, потому что соседи говорят и по- немецки, и по-французски… А у нас что? — вторит ей наш друг в черной кипе.

— С этого начинается весь конфликт, с того, что мы их не понимаем, просто, что они говорят, пишут… Ни понять, ни прочесть.

Да уж, поэты — такие поэты. Стоит нам и палестинцам научиться читать вместе стихи Дарвиша, и конфликт сойдет на нет, а как же.

Дом семьи Марк в Отниэле.

Дом семьи Марк в Отниэле.

Доехали, слава Богу. Страх отпускает — в поселении кипит жизнь, везде стайки молодежи, мамы с колясками, нормальная пасторальная жизнь. Пока не вспоминаешь, что здесь пару месяцев назад убили Дафну Меир z»l, прямо в ее доме.

Небольшой и скромный дом Мики Марка с трудом вмещает поток людей, пришедших побыть с его детьми в их скорби и боли. Их десятки, если не сотни, на веранде, на кухне, на всем первом этаже. Мы толпимся в салоне, маленький старый кондиционер не справляется, душно. Ждем, пока выйдут наружу политики, приехавшие с визитом соболезнования. И только после этого получаем возможность обнять нашу подругу. Дать место ее слезам.

«Это символично, что папа погиб перед субботой, он уже с утра всегда одевался в белое, в честь субботы»,- вспоминает дочь, — Он изучал Каббалу, его духовная жизнь была важнее всего, но была и другая сторона — он был таким папой, с которым можно побеситься, подурачиться. Он мог вдруг сообщить нам, что завтра вместо школы мы едем на Иордан, на Север, всей семьей».

Мики Марк z"l. Фото из семейного архива

Мики Марк z»l. Фото из семейного архива

Мики Марк был необычным человеком и прекрасным отцом. В такой момент скорби и боли невозможно спорить с его решением жить в таком месте, как Отниэль. Мы возвращаемся домой, «в более вменяемую местность», как грустно шутит один из моих попутчиков. Дорога проходит прямо между палестинских деревень, а то и внутри деревни, рядом с домами, магазинами. Жители, стоящие на обочине, бросают на наши израильские номера взгляды, в которых, мягко говоря, мало любви. А за что, собственно, им нас любить, думаю я.

В отношениях между людьми нет места политике, но в отношениях между двумя народами надо срочно что-то в консерватории менять. Хватит смертей и сиротства, хватит боли и крови. Бездействие равносильно действию, и ничего не делать — то же, что делать нечто очень ошибочное, с точки зрения разрушительных, ужасных последствий.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы