Экономика

Ядерное разоружение: за и против

фото — википедия

   Илья Розенфельд 

Через 50 лет после знаменитой речи Джона Кеннеди у Бранденбургских ворот в Берлине Барак Обама в своей берлинской речи вновь напомнил о «холодной войне». В 45-минутном выступлении, вспомнив своего предшественника, трогательно сказав о том, как «стремление берлинцев к свободе победило тиранию», Барак Обама рассказал не только о необходимости трансатлантической солидарности, но и о том, как миру по-прежнему угрожают ядерные арсеналы. И предложил сократить арсенал тактических ядерных вооружений еще на треть и возобновить переговоры с Россией, чтобы «покончить с пережитками Холодной войны».

«Я планирую обсудить сокращения ядерных арсеналов с Россией, чтобы таким образом покончить с пережитками «холодной войны»», – сказал президент США, выступая с речью у Бранденбургских ворот в Берлине, рядом с которыми некогда находилась стена, отделявшая коммунистический Восточный Берлин от капиталистического Западного.

«Тщательно проанализировав этот вопрос, я пришел к выводу, что мы можем обеспечить безопасность Америки и наших союзников и сохранить мощный стратегический потенциал, сократив при этом арсенал стратегического ядерного вооружения на одну треть», – заявил Обама.

Прав ли президент США? Встретит ли его предложение одобрение в России? Готов ли Путин продолжить дальнейшее сокращение ядерных вооружений? Ответы на эти вопросы далеко не очевидны.

С одной стороны, США и Россия — больше не являются заклятыми врагами, несмотря на наличие ряда противоречий. На сегодняшний день ни России, ни Америке нет никакого военного резона иметь арсеналы в 1550 ядерных боеголовок, если эти страны не думают атаковать друг друга. США и Россия обладают 95% мировых ядерных боезапасов. Против кого им нужны такие ядерные арсеналы, если они не собираются воевать друг с другом?

С другой стороны, сокращение ядерных вооружений не соответствует стратегическим интересам Кремля. Поэтому предложение Барака Обамы о дальнейшем сокращении стратегических ядерных потенциалов России и США встретило скептическую реакцию России, где считают, что проблемы ядерного разоружения не могут рассматриваться отдельно от проблем наращивания обычных вооружений.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что, требуя сокращений наступательных вооружений и одновременно развивая ПРО, президент США «откровенно врет, блефует, лукавит». Владимир Путин заявил, что в настоящее время развиваются системы высокоточного оружия, которые приближаются по своим возможностям к ядерному оружию.

В России боятся, что снижение роли ядерного оружия приведет к негативным для России изменениям в балансе сил, поскольку США являются бесспорным мировым лидером в развитии новых типов высокоточного оружия и боевой авиации (включая малозаметные самолеты, крылатые ракеты и гиперзвуковые ракеты) и располагают мощнейшим в мире военно-морским флотом, обеспечивающим применение этих систем высокоточного оружия в глобальном масштабе.

Угрозы ядерной войны на горизонте не предвидится, а вполне реальная возможность возникновения локальных военных столкновений между российскими войсками и силами НАТО после распада СССР как возникала как минимум дважды (во время косовской войны в 1999 году  и в период российско-грузинской войны 2008 года). В обоих случаях удержало от столкновения именно опасение спровоцировать ядерный конфликт. С точки зрения российского руководства, эти примеры доказывают, что даже в постсоветскую эпоху ядерное сдерживание продолжало работать, оказывая важное стабилизирующее воздействие на ситуацию в ходе международных кризисов.

Москва не рада предложениям, боясь потерять статус мировой державы. С момента развала Советского Союза Кремль растерял значительную часть своего международного влияния, потому ядерный арсенал, наряду с правом голоса в Совбезе ООН, необходим Путину для того, чтобы претендовать на статус одного из глобальных лидеров. В Москве считают, что государство с большим количеством ядерных боеголовок имеет на порядок больше шансов добиться желаемого на геополитической арене. С таким государством вынуждены считаться. Количество ядерных вооружений напрямую переходит в геополитические преимущества.

Неоднозначно воспринимают инициативу Обамы и в Конгрессе США. Многие в США помнят, что СССР начал клониться к развалу именно тогда, когда Горбачев умолял США прекратить гонку ядерных вооружений, а Рейган настаивал на программе СОИ. Именно односторонние шаги СССР доказали, что Советский Союз слаб, а значит на него можно увеличить давление. Сенатор Боб Коркер предостерег Обаму от одностороннего разоружения и призвал его сосредоточиться на модернизации существующих ядерных боеприпасов. Некоторые конгрессмены назвали идею дальнейшего сокращения американского ядерного оружия «бездумным лунатизмом».

Но предложение Обамы сократить ядерные арсеналы имеет немало оснований — хотя бы потому, что их модернизация и поддержание в боеспособном состоянии «сжирает» огромные бюджеты. Миллиарды долларов идут только на содержание уже имеющихся ядерных ракет. Модернизация этого оружия стоила бы дополнительные миллиарды. В Белом доме полагают, что гарантированная способность к ответному удару полностью обеспечивает ядерное сдерживание. Следовательно, все боеголовки сверх «минимального сдерживания» могут быть уничтожены без ущерба для национальной безопасности.

Кроме того, если Россия и США не продолжат сокращение собственных арсеналов, им не удастся склонить к этому другие ядерные державы. Сокращение арсенала США несколько подкрепит аргументы Вашингтона, уверяющего, что Иран и КНДР не должны играть в ядерные игры. Приверженцы ядерного разоружения говорят, что огромный ядерный потенциал лишает США морального права заставлять Иран и другие государства отказаться от ядерных программ. Противники разоружения  утверждают, что сокращение ядерных запасов не будет воспринято Ираном в качестве жеста доброй воли, который укрепит усилия по нераспространению ядерного оружия. Принимая решение о продолжении или приостановке ядерной программы, руководство Ирана держит в уме множество факторов, но точный размер ядерного арсенала США волнует его в последнюю очередь.

Президент Израиля Шимон Перес еще несколько лет назад точно заметил, что в современном мире ядерное оружие может быть только у того, кто не собирается им воспользоваться. Такое оружие вызывает опасение только в том случае, если речь идет о государствах, где угрозы дестабилизации достаточно велики. Поэтому, особенной похвалы заслуживает президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, который приняв постсоветскую республику ядерной державой, добровольно отказался от неконвенционального оружия (за что недавно был выдвинут на нобелевскую премию Союзом казаков Казахстана во главе с атаманом Юрием Захаровым).

Дополнительным фактором в пользу уменьшение количества арсеналов ядерного оружия может служить опасение, что подобные запасы могут оказаться в руках террористов. Чем меньше будет таких арсеналов, тем лучше их можно будет охранять. Конечно, возможность попадания ядерного оружия Ирана в руки террористов выше, чем у Казахстана. Иранские власти сами могут подарить такую технологию свои вассальным террористическим структурам.  В Казахстане такая возможность выше, чем в России. Когда же речь идет о военных складах и ракетных шахтах сверхдержав, то, кажется, что там оружие находится в полной безопасности. Но в лихих девяностых, при разгуле криминальной революции и коррупции в России, ядерное оружие только чудом не утекло в руки боевых группировок, тесно связанных с российской организованной преступностью. И хотя попадание американских стратегических ракет с ядерными боеголовками в руки маниакальных маргиналов пока встречается только в фантастических фильмах, но ведь и разрушение Башен близнецов тоже сначала было только в голливудских сценариях…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Сколько стоит конфликт

    Экономические аспекты «статус-кво»: продолжение оккупации – затратный проект, и цена его высока

    Конфликт
  • Банки списывают долги миллиардеров

    Правительство отклонило закон, контролирующий ситуацию.

    Экономика
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x