Экономика

Улица Арлозорова

фото — Википедия

Давид Эйдельман

Восемьдесят лет назад,  шестнадцатого июня 1933 года,  на тель-авивском пляже произошло убийство молодого сионистского лидера Хаима Арлозорова.

Его именем назван Кирьят-Хаим и Гиват-Хаим. Его фамилия увековечена в Израиле в названиях улиц во многих городах, и прежде всего, улицы в Тель-Авиве, которая начинается от парка над набережной, и убегает далее на восток, доходя до границ Гиватаима.

Арлозоров был одним из лидеров сионистского движения — второй человек после Бен-Гуриона в рабочей партии, член руководства Еврейского агентства и глава его Политического Управления. Это был один из самых резвых и прозорливых умов сионизма. Доктор экономики, отказавшийся от преподавания в берлинском университете ради алии. Человек, свободно владевший шестью языками.

Арлозоров родился в 1899 году на Украине, в местечке Ромны (ныне Сумская область). Он был потомком знаменитых раввинов. Его дед Элиэзер Арлозоров был казенным раввином местной общины, автором книги «Сефер Хагахот Элиэзер». Отец Шауль Арлозоров — зажиточный продавец леса — мог позволить нанимать мальчику учителей с раннего возраста. Прежде всего — учителя немецкого языка. Кроме еврейского имени Хаим, мальчика звали ещё и Виталий (Хаим — в переводе «жизнь» на иврите, Виталий — на латыни)

В 1905 году в Российской империи вспыхнула первая русская революция. По Украине прокатилась волна жестоких погромов. Семья Арлозоровых переселилась в Восточную Пруссию. Маленький Арлозоров, которого в Германии начали звать Виктором, пошел учиться в немецкую школу в Кенигсберге — на родине Канта. В городе, который еще не превратился в Калининград.

Отец занимался торговлей. Его старые связи определили основной рынок, с которым он контактировал. Он постоянно ездил в Российское государство, покупая там лес и сырье, продавая туда продукты немецкой промышленности. Выехав в 1914, отец не смог вернуться. Началась мировая война. Шауль Арлозоров оказался отрезан от своей семьи линией фронта. Мальчику было 15 лет. Семья перебралась подальше от войны в Берлин. Арлозоров так и не сможет больше увидеть отца, который умрет в Петербурге, не дождавшись окончания войны.

Мальчик увлекался поэзией и спортом. Писал стихи по-немецки. Неплохие стихи. Некоторые из них потом были переведены на иврит.

По окончании реальной гимназии Арлозоров поступил в Университет Фридриха Вильгельма, где изучал экономику. И как любой человек, изучавший экономику в те годы в Германии, не мог не оказаться хотя бы отчасти под влиянием социал-демократических идей.

 В Германии, после поражения страны в Первой мировой войне шли жаркие идеологические споры. Вопрос «Почему мы проиграли?» очень скоро сменился другим «Кто виноват?». Виновников каждый мог выбрать по своему вкусу. Двумя доминантными версиями была социалистическая и националистическая. Они сталкивались, спорили, сливались в самых разных версиях и ипостасях. Конспирологическая легенда об ударе ножом в спину (Dolchstoßlegende) — перекладывала вину за поражение страны в Первой мировой войне на различные группы населения внутри страны: немецкую социал-демократию, еврейский заговор, продажную штатскую элиту, крупный капитал и пр.

В годы берлинской учебы Арлозоров познакомился с девушкой, которую звали Магда Фридлендер. Магда была падчерицей промышленника-еврея Рихарда Фридлендера. Внебрачная дочь Оскара Ричеля, урожденная Йоханна Мария Магдалена Беренд, носившая три фамилии еще до замужества, в1919 году, выйдя замуж, станет фрау Квандт, а после, Магдой Геббельс — первой дамой Третьего Рейха.

Магда была подругой Лизы Арлозоровой. Но каковы были отношения самого будущего лидера сионистской социалистической рабочей партии с будущей женой главного пропагандиста национал-социалистической рабочей партии Германии — нам точно неизвестно.

Многократно повторяющиеся сплетни о том, что Магда и Хаим, после бурных занятий сексом, вместе мечтали о том, как проведут жизнь в киббуце на Святой земле — никакого исторического подтверждения не имеют. Хотя легенда — очень увлекательная. Вероятно, если бы я писал вместо этой статьи исторический детектив, то любовной роман сиониста и нацистки стал бы в нем главной сюжетообразующей линией.

Арлозоров вступил в партию Ха-По‘эл ха-ца‘ир. После ее объединения с группами Це‘ирей Цион стал одним из лидеров новой партии Хит’ахадут. В 1922 году он впервые посетил Палестину, а в 1924 году, получив степень доктора экономики, поселился в Тель-Авиве. Арлозоров был единственным представителем Третьей алии, которому удалось протиснуться среди лидеров Второй,  руководивших тогда рабочим движением. Постепенно он отодвинул на задний план всех, кроме Бен-Гуриона.

После создания в 1930 г. Мапай  Арлозоров стал одним из лидеров этой партии. В 1931 г. был избран членом правления Сионистской организации и Еврейского агентства и возглавил его политический отдел.

 Арлозоров отличался своим подходом ко многим проблемам. Это был блестящий интеллектуал, нашедший себя в политике. Хотя весь период его политической деятельности занимает всего четыре года. А на руководящем посту он пробыл всего пару лет.

Арлозоров активно лоббирует интересы сионистского движения перед английскими властями. И в то же время, он был один из первых, кто понял ненадежность английской поддержки идеи создания еврейского государства.

В отличие от многих в левом движении он понял невозможность добиться в обозримом будущем взаимопонимания с арабами.

В июне 1932 года в конфиденциальном письме к Хаиму Вейцману Арлозоров обсуждает возможность переходного «революционного» периода, в течение которого еврейское меньшинство создаст в стране условия для принятия как можно большего числа евреев, ибо если это не будет осуществлено, то приближающаяся мировая война и усиливающийся арабский национализм сделают невозможной реализацию целей сионизма.

 Уже в 1921 году Арлозоров написал статью об арабской проблеме. Он одним из первых из лидеров сионизма указал, что трения с арабами — это не временные трудности, которые со временем улягутся — это противостояние между народами, которое само по себе не рассосется.

Арлозоров говорил, что у Израиля слишком много проблем (алия, абсорбция, образование, экономика, сельское хозяйство, водоснабжение и т.д), но до тех пор, пока Израиль будет заниматься арабским вопросом, все остальные актуальные политические проблемы будут второстепенными. Поэтому единственным правильным ответом на арабский вопрос должно быть разделение («афрада») с палестинцами. Там где кучно живут арабы – не должны селиться евреи. И наоборот.

Конечно, лучше договориться с арабами, утверждал Арлозоров, но если это невозможно, если арабы не готовы разделиться с нами добровольно и по взаимному согласию, то следует это сделать по собственной инициативе в одностороннем порядке.

Арлозоров чувствует приближающийся запах Катастрофы. В 1933 году он активно участвует в организации массовой репатриации евреев из нацистской Германии. Он договаривается, что деньги от проданного уезжающими в Палестину евреями в имущества будут переводиться на счета Англо-Палестинского банка и «Темпельерского Банка». На эти деньги компания «Гаавара» закупала немецкие товары, предназначенные для импорта, и продавала их в Палестине и Европе, а вырученные от продажи средства предназначались для помощи репатриантам из Германии.

Соглашение заключенное Арлозоровым привело в Израиль Пятую алию, спасло от Катастрофы репатриантов из Германии.

В связи с этим соглашением о переводе средств на Арлозорова обрушивается вал критики. Его обвиняют в сотрудничестве с нацистами. Ури Цви Гринберг пишет про «гитлериаду Арлозорова». Деятели правого лагеря ведут откровенную кампанию оскорблений и подстрекательства против Арлозорова.

фото — Википедия

И вот 16 июня 1933 года Хаим Арлозоров с женой Симой ужинали перед наступлением субботы на открытой веранде пансионата «Кэте Дан» — первом отеле, построенном на тель-авивском берегу, который одновременно служил штабом «Хаганы» и местом для проведения встреч руководителей ишува. После трапезы супруги отправились вдоль берега на север. Около мусульманского кладбища в том месте, где сегодня расположен отель «Карлтон», к ним, по свидетельству Симы, подошли двое неизвестных и спросили время. Арлозоров посмотрел в темноте на часы. В руке одного из незнакомцев вспыхнул фонарь, осветивший лицо Хаима. Словно убедившись в чем-то, второй выхватил пистолет. Прозвучал роковой выстрел, после чего убийцы скрылись… Арлозоров умер в больнице от потери крови.

Кто убил Арлозорова? Точного ответа на этот вопрос нет и сегодня. Тайна убийства до сих пор так и остается нераскрытой. Каковы основные версии этого трагического события? Сразу же в убийстве были заподозрены политические противники — ревизионисты. Те, кто очерняли, оскорбляли, выпускали подстрекательские тексты. По обвинению в убийстве Арлозорова были арестованы правые деятели: Авраам Ставски, Цви Розенблат и Абба Ахимеир. Ставски и Розенблат (а вдова Арлозорова опознала их во время следствия) были рядовыми активистами. Абба Ахимеир являлся главой организации «Брит а-бирьоним» («Союз зелотов» или «Союз бунтарей») и был лидером крайнего крыла ревизионистов. Поскольку его острые публикации яростно атаковали рабочее движение и его лидеров, включая Арлозорова, Ахимеир был обвинен в подстрекательстве к убийству. Все трое категорически отвергали предъявленные им обвинения. Адвокаты говорили о политическом заказе. Лидеры  сионистского рабочего движения восприняли убийство Арлозорова как доказательство существования фашистских тенденций в лагере ревизионистов. Ревизионисты в ответ говорили о «кровавом навете».

Зеев Жаботинский писал: «Над свежевырытой могилой, в первое же мгновение после постигшего нас несчастья тошнотворная политическая спекуляция начала вышивать свои узоры только что пролитой кровью. Люди, желающие удостоиться титула «народных вождей», воспитатели масс, не захотели позволить себе даже одного часа личной скорби. С первой же минуты они затеяли над могилой политическую свистопляску. Они думают только о том, как «использовать» случившееся в своих ничтожных коммерческих политических интересах. Каждый знает, что это, и только это, кроется за их словами, что их скорбь в тысячу раз меньше их спекулятивных интересов. Это написано на их лицах, на всем их поведении, это заметно всем, об этом говорят на каждом углу».

 Жаботинский лучше других понимал, что главное в обвинениях противников — это то, что еврей убил еврея в политических целях. Это обвинения повторяли противники ревизионистов в сионистском движении и в Израиле и за его пределами.

«Хаим Арлозоров — человек, который не хотел бы, чтобы подозрение пало на еврея. Но эти зоологические подобия человека во сне видели, мечтали с самого начала только об одном: о, если бы это был еврей! С самого начала они распустили слухи, что убийца, которого будут судить на предстоящем суде,— еврей. С бьющимися сердцами ожидали они вестей из Эрец Исраэль, бледные от страха, чтобы, не дай Бог, убийца не оказался неевреем. И они с облегчением вздохнули, испустив победный вопль отвратительного ликования вампиров, когда телеграф принес весть, что полиция арестовала еврея, слава Богу. Нет, мы не удостоились и часа человеческой скорби — ни мы, ни они. У них скорбь растворилась в жажде политических спекуляций, у нас — в чувстве брезгливости при виде картины этого зоологического падения» — писал Жаботинский.

За те полтора года, которые длился процесс над предполагаемыми убийцами, Жаботинский выпустил более 30 статей и заметок, в которых клеймил «еврейских погромщиков», которые пытаются получить политическую выгоду с трагедии, сделать свой партийный гешефт на произошедшем убийстве.

Окружным британским судом Ахимеир и Розенблат были оправданы, Ставски же был признан виновным и приговорен к смертной казни, но впоследствии оправдан Верховным судом, поскольку показания одного свидетеля (жены Арлозорова) тогдашний британский суд подмандатной Палестины считал недостаточным.

За оправдание и освобождение Ставского велась кампания. В невиновности Ставского был, например, уверен и главный раввин Эрец-Исраэль Авраам-Ицхак Кук, который выступая за его освобождение, говорил: «Мы не имеем права смотреть безучастно на пролитие невинной крови, мы обязаны сделать все, что в наших силах, чтобы правда восторжествовала».

Через 49 лет, в 1982-м году, премьер-министром Израиля Менахемом Бегиным, будет создана специальная Государственная комиссия по расследованию убийства. Которая тоже не даст ответа на вопрос «Кто убил Арлозорова?».

Вначале в качестве оправдания, психологической компенсации, затем для контратак в правом лагере стали возникать свои версии по поводу убийства Арлозорова. Вначале говорили, что Арлозоров стал жертвой случайных уголовников. Потом, что Арлозорова убили арабские террористы. Затем версии становились все маргинальнее и конспирологичнее. Правые стали утверждать, что Арлозорова убили по приказанию Бен-Гуриона, который таким образом устранял конкурента и получал возможность начать «охоту на ведьм» в правом лагере. Это убийство сравнивали с убийством Кирова, которое якобы совершенно Сталиным и гитлеровским поджогом Рейхстага. По-русски данная версия озвучена в книге Эфраима Севелы «Последние судороги неумирающего племени», где автор стремится обличить Израиль как махровое тоталитарное государство.

В последнее время наиболее популярной версией правых (особенно в русскоязычных интернет-отстойниках) является душещипательная история о том, что Арлозорова убили за то, что он имел интимные отношения с Магдой Геббельс, а её муж Йозеф сильно ревновал. Иногда она описывается с приведением совершенно сальных моментов, словно заимствованных из анекдотов типа «Муж вернулся домой. Видит…».  Приводится скандальные разговоры внутри «любовного треугольника», застукавшего мужа с любовником и пр. Хотя вроде ни Хаим, ни Магда, ни Йозеф на этот счет никаких воспоминаний не оставили. Откуда же об этом знают излагатели правых сплетен, описывающие мировую историю в парадигме пошловатого идеологического адюльтера?!

Внучка Хаима Арлозорова журналистка Мерав Арлозоров, заявила на днях в интервью, что несмотря на то, что сегодня никто не может точно заявить кто убил её деда, это уже не судебное дело, а историческое расследование, никто не может отрицать, что его смерти предшествовало неприемлемое подстрекательство и разжигание ненависти. В день убийства Хаима Арлозорова в газете вышел текст в котором говорилось, что еврейский народ всегда умел действовать против людей, которые предавали свой народ из-за денег. Было подстрекательство, которое не вываливалось ни на одного политика, включая Рабина. Что это подстрекательство привело к убийству, мы юридически утверждать не можем. Но то, что оно создавало убийственную атмосферу — несомненно. Мы народ нетерпеливый, который не умеет ни высказываться, ни вести себя терпимо. Подстрекательская кампания и предшествовала, и, с другой стороны, последовала вслед за убийством. И то и другое подстрекательство, и правое, и левое — были свидетельством одной болезни — общественной нетерпимости.

Несколько лет назад президент Израиля Шимон Перес в речи заявил, что разрыв между Бен-Гурионом и Жаботинским был гораздо меньшим, чем это кажется. И одна из действительных трагедий Израиля заключается в том, что двум лагерям в сионизме не удалось достичь согласия и примирения, перешагнуть через пропасть, которая образовалась после убийства Арлозорова.

И в заключение, пытаясь хоть как-то понять гримасы и рифмы истории, хочу напомнить, что Авраам Ставски, который был приговорен судом к смерти за убийство Арлозорова, а потом оправдан, все-таки падет в этом противостоянии лагерей. Полтора десятилетия спустя он окажется у берегов Тель-Авива на борту судна «Альталена» и при обстреле будет смертельно ранен недалеко от того места, где ранее был убит Арлозоров.


Тем обстрелом «Альталены» будет командовать молодой военный по имени Ицхак Рабин, который спустя еще почти полвека падет жертвой убийства, которому предшествовала кампания нетерпимости и подстрекательства.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x