Арт-политика

Фото: Элад Акерман

Три товарища под израильским солнцем

Фото: Элад Акерман

Фото: Элад Акерман

Когда смотришь на уже вполне взрослых израильтян, приехавших в Израиль детьми и подростками, видишь, что их не так легко понять, не зная всей предыстории – истории «перехода», истории трудного, а иногда мучительного взросления в другой стране. Взросления — в семье тяжело работающих и по-разному переживающих свой «переход» взрослых. А это важно – понять, ­ что значит быть «чужим», иногда «изгоем», иногда непонятым ни семьей , ни обществом подростком. Впрочем, ощущение «изгойства» временами испытывают все, и не только репатрианты. Но герои пережили свое аутсайдерство и одиночество именно здесь. Об этом спектакль «Коллекционеры одиночества», который поставил по своей пьесе Ариель Крижопольский, переживший в свое время и это взросление в новом мире, и это отчуждение. Иначе спектакль бы не получился. А он получился.

У Ариеля интересный театр, который называется «Ла Паним» – очень скупой в средствах,  очень метафоричный и пластичный. За историей трех  друзей и девушки ( как тут не вспомнить Ремарка?) стоит понятная любому  совершившему «переход» трагедия непонятости, одиночества, поиска своего я. «И сегодня, когда я объездил эту страну вдоль и поперек, будучи командиром роты, когда иврит стал для меня таким же родным, как и русский язык… я понимаю, что всю свою жизнь был чужим. Чужой в этой стране, и неисправимо чужой в той…Вопрос в том, когда  я стал чужим? Это случилось в тот день, когда я вышел из самолета в аэропорту Бен Гурион? Когда я зашел в класс, где все говорили на непонятом мне языке? Или же это случилось в ночь, когда я родился?»

Сцена из спектакля. Фото: Пол Н.Смит

Сцена из спектакля. Фото: Пол Н.Смит

 

 А тут еще бунт юности против всех, стремление уйти от навязанных родителями стереотипов, вывезенных из России, а ведь мы помним, что родители тоже в растерянности, тоже не могут найти своего места и ждут этого от детей. Такой психологический клубок. «-Твой папа случайно не психолог?   — Нет, он главный инженер… а в Израиле сантехник.

-Тебе повезло! Мой папа был ничтожеством там и продолжает эту традицию здесь…»

Они бунтуют, они уходят из дома и находят выход в дружбе и в противостоянии. Как во все времена, как в книгах Ремарка, писавшего: «Для человека, изгнанного отовсюду, есть только один дом, одно убежище – заботливое сердце другого человека» 

….Тяжело раненный солдат Максим сквозь обрывки слов из внешнего мира слышит голоса друзей своей юности и вспоминает себя, 17-летнего. Собираясь в парке, готовясь драться с неким «кавказцем», обидешим их подругу, и его собратьями, они неумело пьют водку, играют на гитаре, поют песни «Наутилуса», переведенные на иврит, и решают для себя сложные вопросы. Кто они? Зачем они?

Сцена из спектакля. Фото: Алла Борисова

Сцена из спектакля. Фото: Алла Борисова

 « Почему ты не в русской тусовке? – спрашивает один. «Потому, что я израильтянин. В Новгороде я дрался с теми, кто звал меня жидом не для того, чтобы здесь стать вонючим русским…»

Юность жестока. Они растут, видя, как здесь, в Израиле мир делится на «кавказцев», «арсов», «марокканцев», где каждый в своей «стае», где надо давать отпор, где надо быстро становиться мужчинами, потому что страна требует от них этого – быть мужчинами, воинами, сражаться. И они ими становятся в то лето, когда готовятся к неравной драке за девочку Кристину.

И происходит эта драка – такая страшная и такая красивая в исполнении двигающихся в экспрессивном танце актеров, и неминуема трагедия, как предвестник другой трагедии, в будущем. Которая произойдет потом, на войне, с главным героем, смертельно раненным в бою.

Это очень важный спектакль. Причем он  интересен и важен не только для тех, кто пытается сегодня осмыслить свою юность на фоне репатриации и всех связанных с ней проблем и переживаний. Он важен для любого подростка и для тех, кто приехал и приедет в Израиль вслед за  героями автора. И кто будет вновь и вновь решать для себя вечные вопросы. Кто я?  Где я? Что за страна стала моей? «У этой страны слишком много проблем: арабы обстреливают скадами, религиозные евреи – камнями, правительство – налогами…» Но  ребятам за нее умирать, поэтому важно понять свое место под жарким израильским солнцем, которое так много обещает.

 

 

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x