Родительский день

Иллюстрация. Фото: Pixabay

Русскоязычные сабры - второе поколение эмигрантов?

Автор, хоть и боится, что его закидают кубиками Зайцева, все же осмеливается робко спросить, а нет ли плюсов в том, что дети-сабры русскоязычных родителей говорят с рождения на иврите? Посягаем на самую священную корову родителей-выходцев их России - билингвизм детей второго поколения.

Несмотря на то, что за эту статью меня, скорее всего, закидают кубиками Зайцева, я все же хочу подать голос от имени тех русскоязычных родителей, чьи дети не знают русского языка. Да, мы есть и нас немало. Не надо так удивляться, на самом деле в случае с большинством эмигрантов в мире, при условии, что они интегрируются, а не живут в своих закрытых общинах — второе поколение не сохраняет язык предков и считает родным язык, на котором говорит его среда. Иные случаи — скорее  исключение из правил.

Не поймите меня неправильно, билингвы — это прекрасно. Я очень рада за тех родителей, чьи дети одинаково хорошо владеют русским и ивритом. Но важно знать, что не всегда это возможно, более того, не всегда приверженность обучению русскому (за счет иврита) до самой школы идет ребенку на пользу.

Во-первых, очень важно задать вопрос — на каком языке самому родителю естественно общаться с детьми. Если у него доминантный русский, если у него отличный богатый язык, если по-русски он умеет и рассказать сказку, и спеть песню, и все это лучше, чем на иврите — сомнений нет, он должен говорить с детьми по русски, так, как ему удобно и естественно. Но если у родителя у самого доминантный иврит? Если для него по разным причинам неестественно говорить по-русски дома, даже если он сам читает и пишет по-русски? Стоит ли лишать себя и ребенка удовольствия естественного общения на доминантном для тебя языке, на котором ты не подбираешь слова, на котором ты знаешь сотни прекрасных детских книг, считалок, шуток и песенок, на котором у тебя богатый словарный запас? И все это ради теоретической пользы билингвизма?

Уже доказано, что богатый язык у матери и отца влияет на развитие ребенка более позитивно, чем просто использование нескольких языков в обиходе. Израильская исследовательница Дорит Арам назвала родителей «наиболее влиятельными посредниками в языковом развитии», что, на мой взгляд, делает сомнительными предположения родителей о том, что ребенок «выучит иврит и так, с улицы, из мультиков». Поэтому если у родителей более богатый иврит, чем русский, во всяком случае на этапе появления у них ребенка — это очень большой вопрос, насколько им стоит говорить с ним по-русски. Так же, кстати, как и бессмысленно пытаться говорить с ребенком на не очень хорошем иврите с ошибками — ради его лучшей интеграции.

Вторая проблема — дети с трудностями в обучении. В Израиле и в других странах логопеды однозначно рекомендуют детям, у которых трудности в овладении речью, детям с проблемами слуха, а также детям на аутичном спектре или просто с проблемами в запоминании слов, с чтением и с грамотностью (дислексия, дисграфия) — говорить дома на том же языке, на котором говорят в школе. Это важно помнить, прежде чем вы бросаетесь осуждать родителей, которые «не научили ребенка русскому».

В целом, в русскоязычном секторе в Израиле считается нормой именно билингвизм детей-«сабр», рожденных тут у русскоязычных семей. Возможно, в идеальном мире это действительно оптимальная ситуация. Но мы живем отнюдь не в идеальном мире, а в обществе, пропитанном ксенофобией, предрассудками и стереотипами. Дети второго поколения, которые проходят в своей среде как «русские» благодаря русскому имени, недостаточно хорошему владению ивритом, иногда — акценту, иногда специфике культуры в одежде, прическе и так далее — слишком часто получают от сверстников и преподавателей то же отношение, что и новые репатрианты из России. То есть речь идет практически о том, к сожалению, что родители превращают своих детей-израильтян во второе поколение эмигрантов.

Посудите сами. Ребенок все детство провел в русском садике и с русской бабушкой, песенки, мультфильмы и сказки слушал по-русски, и культурные «мемы», знакомые всем ивритским детям, ему чужие. И вот он приходит в первый класс. Даже если он быстро справится с вопросом словарного запаса и будет успевать по школьным предметам, все равно у него могут возникнуть сложности в общении со сверстниками. Мой сын, абсолютно «проходящий» как израильтянин, благодаря ивритскому имени, «ашкеназской» фамилии, родному языку иврит и полному погружению в ивритскую культуру, недавно пришел ко мне в недоумении: «Почему ребята в классе такие злые, они обзывают Р. «вонючим русским» только потому, что он говорит по-русски с бабушкой и говорит на иврите с небольшим акцентом!» Излишне упоминать, что Р. родился в Израиле, как и мой сын. Я спросила, не относятся ли и к нему самому с предубеждением из-за его происхождения. Он удивленно ответил: «Конечно, нет, мама, какой из меня русский»…

Я все еще согласна с тем, что дополнительный язык дает множество преимуществ в жизни, но живя в израильском обществе, иногда вижу преимущества и в том, что мои дети полностью лишены «эмигрантского» ореола, и «проходят» у окружающих как стопроцентные израильтяне. У них в жизни и так достаточно сложностей…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Дети двух языков

    Как, когда и зачем учить детей русскому, ивриту и всем остальным языкам

    Интервью
  • Зло, которое невозможно искупить

    Я была тогда в самом разгаре сложного бракоразводного процесса, растерянной, измученной, обеспокоенной матерью троих детей. Однажды, повторяя слова отца, они стали орудием в никому не нужной войне. Первым моим желанием было ответить. Атаковать противника. Искушение было велико. Чтобы справиться с ним, я закусила губу и вышла из комнаты, не сказав ни слова. 25 апреля международное сообщество отметило день борьбы с «родительским отчуждением», и я использую этот момент, чтобы попросить всех научиться закусывать губу.

    Родительский день
  • Орли Альшех: о «людях радуги» и их родителях

    "Еще двадцать лет назад таких детей с особыми потребностями старались «вылечить». Сейчас все иначе. Аутизм не лечится. Это уже признанный факт. Сегодня главная цель работы -- дать ребенку инструменты в руки. Как в переносном, так и в прямом смысле слова. Уметь рассмотреть в каждом мальчике или девочке его способности и развивать именно их, а не подравнивать и подгонять ребенка с аутизмом под общие стандарты". Разговор с Орли Альшех - об аутизме и не только.

    Родительский день
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x