Экономика

Революция неудовлетворенных женщин

Давид Эйдельман: Женская революцияБывшая популярная телеведущая, а ныне общественный деятель Ася Истошина  опубликовала статью «Довольны ли жизнью израильские женщины?».

Вопрос «Чем недовольны женщины?» является производным от вечного вопроса, который для науки был поставлен Зигмундом Фрейдом, а популяризирован и вошел в массовую культуру благодаря известной эксцентрической  комедии Нэнси Мейерс с Мэлом Гибсоном в главной роли: «Чего хотят женщины?».

Фрейд говорил: «Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который я все еще не могу ответить, несмотря на мое тридцатилетнее исследование женской души, является вопрос: «Чего хочет женщина?»».

Хорошо, что хотя бы в отношении израильских женщин на вечный вопрос ответ получен. Женщины — хотят денег.

«Выясняется, что размер дохода оказывает наибольшее положительное влияние на чувство удовлетворенности жизнью женщин, за ним следует стабильность дохода, в то время как замужество и наличие ребенка оказывают небольшое отрицательное влияние» — сообщает Ася Истошина на основании исследования…

Многие вещи в статье, безусловно, абсолютно верны. Некоторые формулировки вызывают сомнения. Народ стебется в комментах.

Но вот что мне интересно. Некоторое время назад исследователи в разных странах мира задумались над вопросом: почему, судя по социологическим опросам, от десятилетия к десятилетию недовольство женщин в развитых странах мира все растет и растет?

Года три назад этим вопросом задавался популярный экономист Стивен Левит в своем «фрикономическом» блоге. Левит ссылался на исследование Джастина Вольферса (Wolfers)  и его партнерши по жизни и в науке Бетси Стивенсон (Stevenson). Исследование называлось «Парадокс убывающего женского счастья».

Согласно «Парадоксу убывающего женского счастья», женщины чувствуют себя менее счастливыми, несмотря на то, что практически любой экономический или социальный показатель за последние 35 лет изменялся в пользу женщин:

·        Планирование семьи и беременностей;

 ·        Гораздо более высокий уровень образования у женщин;

·        Что в свою очередь позволило женщинам захватить   традиционные мужские профессии;

·        Гендерный разрыв в заработной плате существенно снизился;

·        Женщины живут дольше, чем когда-либо;

·        Исследования показывают, что мужчины берут на себя больше работы по дому и воспитанию детей. 

Здесь можно добавить, что прогресс чувствуется не только в больших вещах, но и во множестве приятных мелочей — новых вещей и приспособлений, которые облегчают женщинам жизнь в самых разных вопросах: гигиена, косметика, уход за ребенком, ведение домашнего хозяйства и пр.

Так вот, несмотря на все это… вместо того, чтобы жить и радоваться, странные женщины отвечают на вопросы исследователей, что чувствуют себя все менее счастливыми.

Левит задается вопросом, почему, если сравнивать нынешние опросы с опросами 35-летней давности, американские женщины стали менее счастливыми за последние 35 лет? Самоощущение женщин, которые чувствуют себя все более несчастными, особенно контрастно выглядит по сравнению со все более счастливыми (судя опять-таки по опросам) мужчинами. Причем такое самочувствие относится практически ко всем женщинам. Опросы показывают, что все более несчастными ощущают себя домохозяйки и работающие, мамы и бездетные, замужние и одинокие, образованные и не очень.

Почему это происходит? Стивен Левит дает свои варианты ответов:

 1.    Возможно, что оценка уровня женского счастья была искусственно завышенной в 1970-х из-за феминистского движения и оптимистических ожиданий. Большие ожидания – влекут большие разочарования. Изменения большие, но не настолько, чтобы соответствовать тем ожиданиям… И перемены идут гораздо более медленными темпами, чем ожидалось в 70-е годы.

2.    За последние 35 лет жизнь женщин стала гораздо более похожей на образ жизни мужчин. Исторически мужчины были менее счастливы, чем женщины. Поэтому и нет ничего удивительного, что сегодня те факторы, которые обычно портили жизнь мужчин (тяжелая работа, например), расстраивают и женщин.

3.    35 лет назад было огромное социальное давление на женщин, которое заставляло их притворяться счастливыми, даже если они таковыми не были. Теперь, общество позволяет женщинам выражать свои чувства, даже когда они в открытую не удовлетворены.

4.    В продолжение пункта №3 можно заметить, что поскольку респондентки сами отвечают на вопросы и оценивают меру своего счастья, их самооценка может искажаться совершенно ничего не значащими факторами. Их мнение может определяться случайными обстоятельствами. Вопрос о мере счастья – это же еще и вопрос, каким образом меряется эта мера. Таким образом, ее обоснованность оказывается под большим вопросом.

Завершает Левит свою заметку шуткой: «Между тем, когда я спросил жену, что она думает об этом, она была слишком депрессивно настроена, чтобы ответить».

Если же не ограничивать шутками, то можно заметить, что данные о растущей женской неудовлетворенности, которые параллельны сведениям о достижениях женщин вовсе не кажутся парадоксальными. Счастье — это эмоциональное состояние, при котором человек испытывает внутреннюю удовлетворённость достигнутым (в соответствии со своими прежними ожиданиями). Дамы, может быть, и  получили много чего хорошего, но им хочется гораздо большего. Чем дальше в дивный прогрессивный лес, тем более цветут и прогрессируют ожидания. Тем больше неудовлетворенность от уже достигнутого. Раньше дамы знали:

«Женское счастье был бы милый рядом
Ну, а больше ничего не надо».

Сейчас наличие милого рядом — явно недостаточное условие для полного счастья. Нынче мир интересов и запросов прекрасной половины человечества — стал куда шире. Желаний больше, и желания эти оформлены более четко.

Одна моя хорошая знакомая недавно заметила:

— Во всех знакомых мне семьях мальчики и девочки поменялись ролями. В то время, когда мальчик хочет легче жить и не заморачиваться,  готов отказаться от соревнования, если думает, что будет сложно, девочки рвут место, на котором сидят, чтобы чего-то достичь, не останавливаться на достигнутом, ставить новые цели, идти дальше, достичь еще чего-то…

Главное событие истории последних двух столетий — это перманентная женская революция. Она огромна. Касается почти всех социальных, политических и экономических областей. И нам её еще трудно осмыслить.

Статистика показывает, что долгая, чтобы не сказать — вечная война полов подходит к концу. Впервые нам стало ясно, кто побеждает — женщины.

Еще в середине 19 века в самых просвещенных странах Европы женщины в университетах — это были маргинальные одиночки. А сейчас в Европе и Северной Америке девушек-студенток — 55-56%. Это значит, что женщин будет в два раза больше среди «белых воротничков».

Согласно статистике, они лучше успевают по всем дисциплинам, включая и спорт. Они среднестатистически сильнее даже в математике и других точных науках — традиционных мужских бастионах. В школе на мальчиков приходится три четверти двоек. В колледже — лишь 40% дипломов, в аспирантуре — и того меньше. Женщины во всех развитых странах доминируют в 12 из 15 наиболее востребованных профессий.

С приходом 21-го столетия мы окончательно вступили в век информации, когда определяющим фактором успеха является образование. Кто лучше учится, тот дальше пойдет. А в учебе девочки и девушки становятся сильным полом. Все начинается с младенческого усвоения мира и продолжается до университета и дальше.

Уже в детском саду девочки отличаются усидчивостью. В школе девушки получают более высокие оценки и лучше юношей заканчивают ее, чтобы поступить в университет, где разрыв между полами становится с каждым годом все более существенным. Кто тянет руку, когда вызывают к доске? Кому доверяет учительница? Кто староста в классе? Кто лидер в математической команде? Кто редактор школьной газеты? Нет, бывают, конечно, и исключения, но все чаще и чаще, это почти безальтернативно девушки.

Дамы более адекватно отвечают основным требованиям современного общества, проявляют больше усердия и терпимости, почти всегда внимательней, общительней, активнее, и в конечном итоге они одерживают верх, пока по количеству рабочих мест, но уже и в должностях, а в скорости и в размерах зарплат.

Сегодня речь идет уже не о феминизме, а о феминизации мира. И это объективная реальность постиндустриального общества. Женщины достигают большего в мире, поскольку мир становится более «женским». Требует больше чисто «женских» черт.

А неудовлетворенность женщин — свидетельствует о мотивации к дальнейшему росту и завоеванию новых позиций. Чем дальше они движутся, тем дальше отодвигаются их горизонты. Чем большего они достигают, тем меньше они удовлетворенны достигнутым.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Сколько стоит конфликт

    Экономические аспекты «статус-кво»: продолжение оккупации – затратный проект, и цена его высока

    Конфликт
  • Банки списывают долги миллиардеров

    Правительство отклонило закон, контролирующий ситуацию.

    Экономика
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x