Социальные вопросы

Политика Израиля в отношении беженцев - часть 2

Фото: Yoni Maron

Фото: Yoni Maron

Из-за ситуации в Судане и Эритрее и во исполнение Конвенции о правах беженцев государство Израиль не изгоняет просящих убежище обратно в их страны. Вместе с тем, правительство Израиля прилагает все усилия, чтобы сделать жизнь беженцев как можно тяжелее, сломить их дух и вынудить их покинуть Израиль «по собственному желанию».

Хотя просящие убежище пересекли египетско-израильскую границу незаконно, они находятся в Израиле законно, и Министерство внутренних дел выдает им десятки временных разрешений на жительство. Государство Израиль также не возбуждает против просящих убежище судебные дела о незаконном переходе границы, или «проникновении», поскольку Конвенция по правам беженцев не разрешает наказывать за это просящих убежище. Ведь очевидно, что человек, бегущий от опасности, не может дожидаться возможности законной эмиграции.

Разрешение на временное жительство государства Израиль дает просящим убежище только лишь право находиться в Израиле. В то же время ищущие убежище в других странах получают квартиры, денежное пособие, медицинское страхование и социальную помощь. В Израиле же они не получают ничего из этой помощи. В соответствии с законом, просящим убежище запрещено работать. Вместе с тем, благодаря поданному нами ходатайству, в январе 2011 года государственные власти приняли перед БАГАЦем следующее обязательство: раз государство не может обеспечить нужды просящих убежище, оно не будет накладывать штрафы на работодателей, принимающих на работу этих людей. На самом деле работодателей не штрафуют, однако в этом вопросе существует большая путаница и дезинформация. Работодатели боятся инспекторов эмиграционной службы, поэтому большинство просящих убежище не могут найти более или менее постоянную работу.

Статус беженца в Израиле сугубо временный, и он никогда не приводит к получению гражданства, но он дает его обладателю право на работу, на медицинскую страховку и социальные права. Вместе с тем, шансы просящих убежище получить статус беженца равны почти нулю. В то время как во всем мире процент бежавших из Эритреи и Судана, получивших статус беженца, равен 60-80%, в Израиле его получили лишь четверо бежавших из Эритреи, и ни один человек, бежавший из Судана. Это составляет всего лишь 0,008%, — это самый низкий процент предоставления статуса беженца во всем западном мире. Израиль добился столь низких цифр, поскольку до 2013-ого года он запрещал эритрейцам и суданцам подавать просьбы об убежище. С 2013 года тысячи человек подали эти просьбы,  но большинство из них не удостоились ответа. Лишь немногие получили ответ, и почти у всех он был отрицательным. Получается, что люди, которые получили бы статус беженца в другой развитой стране, в Израиле получают отрицательный ответ. К примеру, Израиль отклонил просьбу об убежище гомосексуала из Марокко, где гомосексуальные отношения признаны незаконными и преследуются. В качестве аргумента Министерство внутренних дел заявило, что певец Элтон Джон выступал однажды  в Марокко, а он – гей, открыто ведущий гомосексуальный образ жизни.

Лагерь «Холот»

Израиль не просто отказывается предоставить просящим убежище элементарные права и не проверяет их просьбы справедливым образом. В 2012 году государство Израиль начало реализовывать в отношении просящих убежище тюремную политику. Поскольку конвенция о статусе беженцев запрещает наказывать людей за незаконный переход границы, Кнессет принял закон, позволяющий заключать просящих убежище в тюрьму без суда. Два таких закона БАГАЦ уже отменил. В соответствии с первым законом, просящих убежище можно заключать без суда на минимальный срок начиная с трех лет в тюрьме «Саароним». После того, как этот закон был отменен Багацем, государство выдвинуло другой закон. На этот раз местом заключения выбрано Холот, которое названо «центром проживания». Заключение по этому закону предполагалось сделать пожизненным и также внесудебным. Багац отменил и этот закон, и тогда государство выдвинуло третий вариант закона. Сейчас просящие убежища заключаются на срок до 20 месяцев в Холот, который находится через дорогу от Саароним. Во время заключения просящим убежище запрещается работать, они обязаны ночевать в Холот и один раз в сутки выстраиваться для пересчета.

Демонстрация ищущих убежища на площади Рабина в Тель-Авиве, 2014 год. фото: Yoni Maron

Демонстрация ищущих убежища на площади Рабина в Тель-Авиве, 2014 год. фото: Yoni Maron

Заключенные, просящие убежища, прибыли в Израиль минимум 4 года назад. Когда они приходят обновить свое удостоверение о проживании, они получают предписание отправиться в лагерь Холот. Целью этого заключения, по словам министра внутренних дел и других политиков, является вынуждение «добровольного отъезда» просящих убежище. Другими словами, государство содержит этих людей в тюрьме, чтобы заставить их «согласиться» покинуть Израиль. Более 9.000 просящих убежище уже покинули Израиль после того, как они были арестованы или опасались ареста и заключения в Холот. Особенно часто это происходило в тот период, когда был принят закон о пожизненном заключении, до того, как Багац его отменил. Большинство просящих убежище отправились в Судан, Руанду или Уганду, с которыми Израиль заключил соглашение. Руанда и Уганда соглашаются принять просящих убежище из Израиля в обмен на деньги и, предположительно, на помощь в области военной и в сельском хозяйстве.

Информация, которую мы собрали у людей, согласившихся на отъезд, показывает, что в Руанде и Уганде власти конфискуют Израильский проездной документ, который получает каждый отъезжающий. Таким образом, они остаются без документов и превращаются в лиц, незаконно находящихся в стране. Некоторых из них арестовывают, и они вынуждены давать взятки полицейским эмиграционных служб, чтобы их не выслали в страны исхода, где им угрожают преследование, арест и пытки. Поскольку эти страны не предоставляют убежища изгнанникам из Израиля, многие продолжают свой путь в направлении Ливии, откуда они надеются добраться до Европы и наконец-то обрести убежище.

Ситуация в Южном Тель-Авиве

Просящие убежища в Израиле селятся во всех районах, где квартплата относительно низкая, то есть на экономической периферии Израиля, в таких районах, как южный Тель-Авив, бедные кварталы Иерусалима, в Эйлате, Араде и Ашкелоне. Они живут в условиях ужасной тесноты, поскольку их зарплаты слишком малы, а квартировладельцы не хотят сдавать жилье беженцам и завышают квартплату. Можно найти немало квартир, где просящие убежище ютятся по 10 человек в комнате. Жуткая теснота, в которой селятся от безвыходности эти люди, приводит к дополнительной нагрузке на и без того ветхиая городская инфраструктура бедных районов. А это, в свою очередь, увеличивает нужду постоянных жителей этих кварталов. В дополнение: хотя, по данным полиции, повторяющимся год из года, уровень преступности в среде эмигрантов ниже, чем в израильском обществе, высокая концентрация населения в южном Тель-Авиве естественным образом повышает уровень преступности в этом районе.

Некоторые из просящих убежища в Израиле рожают детей. В противовес другим аспектам жизни просящих убежища в Израиле, государство исполняет все свои обязанности в области воспитания детей, в соответствии с Конвенцией прав ребенка. Дети, прибывшие в Израиль в возрасте до 16 лет, включаются в общую систему образования. Каждый ребенок, родившийся в Израиле, получает бесплатное образование после 3 лет. Дети просящих убежище и гастарбайтеров, вне зависимости от статуса их родителей, получают то же образование, что и наши дети. В школе Бялик-Рогозин, где учатся дети из десятков стран, учатся также подростки, которые прибыли в страну самостоятельно  в возрасте 12-13 лет, не умеющие читать и писать ни на одном языке. Некоторые из них никогда в жизни не посещали школу. В течение четырех лет многие из этих подростков успешно сдают экзамены на аттестат зрелости, а некоторые получают такие отметки, которые позволяют им продолжить учебу в университете.

Так каково же в сущности наше решение? Чудесного решения не существует, необходим комплексный подход с участием разных структур. Прежде всего, нужно понять, что мы имеем дело не с местной проблемой. Весь мир захлестнула волна просящих убежища. Если мы хотим оставаться в семье демократических народов, мы обязаны уважать права просящих убежища у нас, так же, как это делают другие страны Запада.

Итак, несколько предложений — что может и должен сделать Израиль, чтобы решить проблему:

— Проверить просьбы о предоставлении убежища в соответствии с международными стандартами, в течение фиксированного времени. Как уже было сказано, во всем мире процент суданцев и эритрейцев, получающих статус беженцев, очень высок.

— Пока что обеспечить просящих убежище официальными разрешениями на работу. Это приведет к их рассеиванию по всей стране. Сейчас людям очень трудно найти работу, поэтому они живут тесными общинами, которые поддерживают деньгами тех, кто не имеет работы. Большинство просящих убежище, если им предложить работу на периферии или в кибуцах, с радостью поедут туда. Предоставление льгот работодателям, берущим на работу просящих убежище, также ускорит их рассеивание по стране.

— Вложить миллиарды шекелей не в строительство тюрем и лагерей, а в ремонт инфрастуктуры южного Тель-Авива, на благо всех жителей этого района. Он был запущен еще до прибытия первых беженцев, и ситуация только ухудшилась из-за тесноты.

Нам ясно, что ситуация вовсе не проста и для государства, и для жителей южного Тель-Авива. Но с этими проблемами можно справиться — просящие убежище прибывают не только в Израиль.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x