Эди Женскер, Марк АмусинWP_Post Object ( [ID] => 8049 [post_author] => 17 [post_date] => 2014-04-30 20:53:09 [post_date_gmt] => 2014-04-30 17:53:09 [post_content] =>   [caption id="attachment_8050" align="alignleft" width="300"] фото — ActiveStills[/caption] Эди Женскер, Марк Амусин ("Сиха мекомит") Кто виноват, и что делать?  Два этих классических вопроса в последнее время стали неотъемлемой частью израильской реальности. Первый вопрос превратился в банальный обмен обвинениями, больше всего похожий на инфантильное детское «а он первый начал». Отношение ко второму вопросу на политической арене сегодня более серьезное. Ответ на него может повлиять на срок жизни правительства, состав коалиции, а также на американо-израильские отношения. В воздухе уже даже можно уловить нотки запаха выборов. Разумеется, невозможно рассуждать на эту тему, не озвучив еще некоторые вопросы: «Почему именно мы должны всегда уступать, а не палестинцы? А что мы получим взамен?» и другие. Сегодня, зачастую, эти вопросы даже не предполагают ответа. Они превратились в чисто  риторические и стали  еще од ним инструментом пропаганды, в руках тех, кто не приемлет никакого решения конфликта. Но если мы в самом деле хотим понять что происходит сейчас с мирным процессом, давайте попробуем немного на них задержаться. Понятно, что соотношения сил отнюдь не равны: Израиль, который целиком и полностью контролирует западный берег, получает намного больше преимуществ от сегодняшнего статус кво, чем палестинцы. Отсутствие изменений сказывается на повседневности жителей палестины ощутимее, чем у израильтян. Здесь мы вот уже несколько лет находимся практически в безопасности (все, кроме жителей западного Негева). Тогда как палестинцы возвращаются к будням полным неизвестности и к присутствию израильских солдат. Нынешняя ситуация превращает существующую асимметрию и несправедливость в нечто постоянное. Поэтому способность палестинцев что-то «дать» - сильно ограниченна по определению. Они изначально садятся за стол переговоров как слабая сторона, которая даже при самом хорошем раскладе, если неожиданно произойдет прорыв и переговоры завершаться полным успехом, смогут внести со своей стороны исключительно «ментальную» лепту. Их вкладом может стать заявление об окончании конфликта, об отсутствии претензий в будущем, и обязательства сохранять добрососедские отношения. Потому самое главное для Израиля – безопасность – Абу-Мазен вот уже много лет и так обеспечивает, и будет обеспечивать до тех пор, пока он  у власти не зависимо от его текущих отношений с израильским правительством. Выходит у Абу-Мазена нет ничего существенного, что он может дать Израилю? Допустим. Но мы можем получить это «что-то» на международной арене: нормализация отношений с другими странами в регионе, как часть мирной инициативы Лиги арабских государств, изменение всего имиджа Израиля и отсутствие угрозы экономического бойкота. Мир хочет окончания этого конфликта и готов за это платить. Однако Нетаниягу вместо того, чтобы пойти на соглашение, предпочитает принять точку зрения НДИ и крайне правой части Ликуда и создавать Абу-Мазену совершенно лишние и труднопреодолимые препятствия, такие как признание палестинцами Израиля, как еврейского государства. Как будто вся суть конфликта сводиться исключительно к этому определению, и оно может как-то повлиять на реальное положение вещей. Как будто если палестинцы примут это определение, то такие принципиальные вопросы, как вопрос  Иерусалима, беженцев и точного прохождения границы решаться сами по себе. И вообще, с каких это пор сильный просит разрешение у слабого?  А если такое «разрешение» будет получено, это удовлетворит тех, кто жалуется на то, Израиль не получает ничего в замен в рамках соглашения? По всей видимости нет. Но это определение дает Нетаниягу и другим правым замечательный повод не делать ни шага навстречу. ООП и Хамас объединились благодаря Нетаниягу. Нетаньягу много раз повторял, что невозможно заключать мир с половиной палестинского народа, потому что ХАМАС никогда не признает никакое соглашение. После того, как ООП и ХАМАС договорились, он стал говорить, что с палестинцами нельзя договариваться потому, что у них в правительстве террористическая организация. О чем он не говорит, так это о том, что ХАМАС в прошлом уже признал существование Израиля, как отдельного государства соседнего с Палестиной, и повторил это после заключения соглашения с ООП. Фактически Нетаниягу – тот, кто заставил ООП помириться с ХАМАСом После девяти месяцев участия в переговорах без малейшего результата, палестинская общественность начала терять терпение, и Абу-Мазену была необходима хоть какая-то поддержка. Если Абу-Мазен не может ни на шаг продвинуться к достижению своей цели – созданию палестинского государства, то он может, по крайней мере, сделать что-то для объединения своего народа и таким образом «заслужить очки». Если бы переговорный процесс не застопорился, этого бы не произошло. Во-первых, он этого бы себе этого не позволил, а во-вторых, в этом просто не было бы необходимости. Переговоры еще не провалились окончательно, но они очень к этому близки. И в ответе за это почти исключительно израильское правительство, которое обязано понять, что «награду» за  соглашение ей принесет не Абу-Мазен, а мировое сообщество. По тому же принципу расплатой за проваленные переговоры могут стать экономические санкции и разного рода бойкоты. Конечно, поплатиться за провал могут и палестинцы, не секрет, что с той стороны уже сейчас раздаются призывы к насилию. Очень интересно как поведут себя в этой ситуации Ципи Ливни И Яир Лапид, которые не раз заявляли, что не останутся в правительстве, которое не будет продвигать мирный процесс, вопрос как они сейчас отреагируют на последние развития событий. Возможно, что в конечном итоге, желание сохранить коалицию заставит Нетаньяху вернуться за стол переговоров. Ведь, как показывает практика, остаться у власти – является его главной целью. [post_title] => Палестинцы больше ничего не могут дать [post_excerpt] => Нетаниягу – тот, кто заставил ООП помириться с ХАМАСом После девяти месяцев участия в переговорах без малейшего результата, палестинская общественность начала терять терпение, и Абу-Мазену была необходима хоть какая-то поддержка. Если Абу-Мазен не может ни на шаг продвинуться к достижению своей цели – созданию палестинского государства, то он может, по крайней мере, сделать что-то для объединения своего народа и таким образом «заслужить очки». [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => %d0%bf%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b8%d0%bd%d1%86%d1%8b-%d0%b1%d0%be%d0%bb%d1%8c%d1%88%d0%b5-%d0%bd%d0%b8%d1%87%d0%b5%d0%b3%d0%be-%d0%bd%d0%b5-%d0%bc%d0%be%d0%b3%d1%83%d1%82-%d0%b4%d0%b0%d1%82 [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2014-05-01 10:45:43 [post_modified_gmt] => 2014-05-01 07:45:43 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=8049 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 9 [filter] => raw )
Главная > Динамика событий, Мнения, Новые публикации > Палестинцы больше ничего не могут дать

Палестинцы больше ничего не могут дать

Нетаниягу – тот, кто заставил ООП помириться с ХАМАСом После девяти месяцев участия в переговорах без малейшего результата, палестинская общественность начала терять терпение, и Абу-Мазену была необходима хоть какая-то поддержка. Если Абу-Мазен не может ни на шаг продвинуться к достижению своей цели – созданию палестинского государства, то он может, по крайней мере, сделать что-то для объединения своего народа и таким образом «заслужить очки».

Эди Женскер, Марк Амусин // 30/04 // Динамика событий, Мнения, Новые публикации

 

фото — ActiveStills

Эди Женскер, Марк Амусин («Сиха мекомит»)

Кто виноват, и что делать?  Два этих классических вопроса в последнее время стали неотъемлемой частью израильской реальности. Первый вопрос превратился в банальный обмен обвинениями, больше всего похожий на инфантильное детское «а он первый начал». Отношение ко второму вопросу на политической арене сегодня более серьезное. Ответ на него может повлиять на срок жизни правительства, состав коалиции, а также на американо-израильские отношения. В воздухе уже даже можно уловить нотки запаха выборов.

Разумеется, невозможно рассуждать на эту тему, не озвучив еще некоторые вопросы: «Почему именно мы должны всегда уступать, а не палестинцы? А что мы получим взамен?» и другие. Сегодня, зачастую, эти вопросы даже не предполагают ответа. Они превратились в чисто  риторические и стали  еще од ним инструментом пропаганды, в руках тех, кто не приемлет никакого решения конфликта. Но если мы в самом деле хотим понять что происходит сейчас с мирным процессом, давайте попробуем немного на них задержаться.

Понятно, что соотношения сил отнюдь не равны: Израиль, который целиком и полностью контролирует западный берег, получает намного больше преимуществ от сегодняшнего статус кво, чем палестинцы. Отсутствие изменений сказывается на повседневности жителей палестины ощутимее, чем у израильтян. Здесь мы вот уже несколько лет находимся практически в безопасности (все, кроме жителей западного Негева). Тогда как палестинцы возвращаются к будням полным неизвестности и к присутствию израильских солдат. Нынешняя ситуация превращает существующую асимметрию и несправедливость в нечто постоянное.

Поэтому способность палестинцев что-то «дать» — сильно ограниченна по определению. Они изначально садятся за стол переговоров как слабая сторона, которая даже при самом хорошем раскладе, если неожиданно произойдет прорыв и переговоры завершаться полным успехом, смогут внести со своей стороны исключительно «ментальную» лепту. Их вкладом может стать заявление об окончании конфликта, об отсутствии претензий в будущем, и обязательства сохранять добрососедские отношения. Потому самое главное для Израиля – безопасность – Абу-Мазен вот уже много лет и так обеспечивает, и будет обеспечивать до тех пор, пока он  у власти не зависимо от его текущих отношений с израильским правительством.

Выходит у Абу-Мазена нет ничего существенного, что он может дать Израилю? Допустим. Но мы можем получить это «что-то» на международной арене: нормализация отношений с другими странами в регионе, как часть мирной инициативы Лиги арабских государств, изменение всего имиджа Израиля и отсутствие угрозы экономического бойкота. Мир хочет окончания этого конфликта и готов за это платить.

Однако Нетаниягу вместо того, чтобы пойти на соглашение, предпочитает принять точку зрения НДИ и крайне правой части Ликуда и создавать Абу-Мазену совершенно лишние и труднопреодолимые препятствия, такие как признание палестинцами Израиля, как еврейского государства. Как будто вся суть конфликта сводиться исключительно к этому определению, и оно может как-то повлиять на реальное положение вещей. Как будто если палестинцы примут это определение, то такие принципиальные вопросы, как вопрос  Иерусалима, беженцев и точного прохождения границы решаться сами по себе. И вообще, с каких это пор сильный просит разрешение у слабого?  А если такое «разрешение» будет получено, это удовлетворит тех, кто жалуется на то, Израиль не получает ничего в замен в рамках соглашения? По всей видимости нет. Но это определение дает Нетаниягу и другим правым замечательный повод не делать ни шага навстречу.

ООП и Хамас объединились благодаря Нетаниягу.

Нетаньягу много раз повторял, что невозможно заключать мир с половиной палестинского народа, потому что ХАМАС никогда не признает никакое соглашение. После того, как ООП и ХАМАС договорились, он стал говорить, что с палестинцами нельзя договариваться потому, что у них в правительстве террористическая организация. О чем он не говорит, так это о том, что ХАМАС в прошлом уже признал существование Израиля, как отдельного государства соседнего с Палестиной, и повторил это после заключения соглашения с ООП.

Фактически Нетаниягу – тот, кто заставил ООП помириться с ХАМАСом После девяти месяцев участия в переговорах без малейшего результата, палестинская общественность начала терять терпение, и Абу-Мазену была необходима хоть какая-то поддержка. Если Абу-Мазен не может ни на шаг продвинуться к достижению своей цели – созданию палестинского государства, то он может, по крайней мере, сделать что-то для объединения своего народа и таким образом «заслужить очки». Если бы переговорный процесс не застопорился, этого бы не произошло. Во-первых, он этого бы себе этого не позволил, а во-вторых, в этом просто не было бы необходимости.

Переговоры еще не провалились окончательно, но они очень к этому близки. И в ответе за это почти исключительно израильское правительство, которое обязано понять, что «награду» за  соглашение ей принесет не Абу-Мазен, а мировое сообщество. По тому же принципу расплатой за проваленные переговоры могут стать экономические санкции и разного рода бойкоты. Конечно, поплатиться за провал могут и палестинцы, не секрет, что с той стороны уже сейчас раздаются призывы к насилию.

Очень интересно как поведут себя в этой ситуации Ципи Ливни И Яир Лапид, которые не раз заявляли, что не останутся в правительстве, которое не будет продвигать мирный процесс, вопрос как они сейчас отреагируют на последние развития событий. Возможно, что в конечном итоге, желание сохранить коалицию заставит Нетаньяху вернуться за стол переговоров. Ведь, как показывает практика, остаться у власти – является его главной целью.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , , , , , , , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы