Экономика

О России и Украине, о Востоке и Западе - без Путина

Киев. Администрация президента
фото — википедия

Марк Амусин

Во всех нынешних дискуссиях относительно украинского кризиса самое употребляемое слово – имя собственное, Путин. Путин – гравитационный центр, мощный излучатель энергий, позитивных или негативных. Между тем, в главную заслугу или вину (это с какой стороны посмотреть) ему можно поставить лишь то, что Россия все еще присутствует как серьезный игрок на мировой арене – а могла бы и не присутствовать. А засим – можно рассмотреть весь комплекс процессов и обстоятельств, приведших к нынешнему взрыву, практически не упоминая эту мифологизированную фигуру.

После развала СССР, совершавшегося помимо всяких конституционных и правовых норм (кому до них было дело), чуть ли не во всем мире, но особенно на Западе, вздохнули с облегчением. Главный стратегический соперник, к тому же носитель альтернативной идеологии и цивилизационных ценностей, был повержен. Наступал, казалось, «конец истории» по Фукуяме.

Новая Россия, сбросившая прохудившийся коммунистический панцирь, ставшая на рельсы рыночного либерализма, не попала, однако, в братские объятья. С ней просто перестали считаться в вопросах практической политики, хотя Ельцина и Козырева, из соображений этикета, одобрительно похлопывали по плечам. Очень скоро оказались забыты обещания 1990-го года (пусть, может быть, неформальные) о соблюдении интересов России, о нерасширении НАТО на восток, и начался процесс неуклонного приближения военно-политических структур западного альянса к российским границам.

Мнение и интересы России игнорировались в самых разных чувствительных точках: на Ближнем Востоке, в Центральной Азии, на Балканах. Пример с Югославией особенно показателен. Робкие попытки Ельцина в 1999 г. ограничить вмешательство НАТО в конфликт сербов с албанцами-косоварами были резко пресечены. В ход пошла старая риторика о «русском медведе» и имперских притязаниях.

Думаю, никакой «конспирации» тут не было. Просто геостратегическую игру надо было доводить до конца. Реальной угрозы для Европы и США Россия в ту пору не представляла. Однако прибалтийские республики, в какой-то степени Украина, страны бывшего Варшавского договора энергично разыгрывали (анти-) российскую карту – в целях внутренней консолидации и для получения преференций на Западе. США и ЕС стремились к ослаблению «северного колосса» из общих соображений и в интересах бизнеса – участвовать в контроле над огромным природными ресурсами России было соблазнительно.

Использовались для этого в основном инструменты «мягкой силы»: дипломатия, экономические рычаги, воздействие на общественное мнение с помощью «групп влияния». Но и спецслужбы не забывали подливать масло в огонь этнических конфликтов по периметру российских границ. Война в Чечне была кошмаром и для чеченцев, и для русских. В глазах западного общественного мнения ситуация была ясна: чеченцы – борцы за свободу, русские – колонизаторы и угнетатели. Правда в этой картине была, но все же – не больше половины.

А ведь почти одновременно с этим США начали широкую военную кампанию в Афганистане, утверждая, что оттуда идет угроза национальным интересам и безопасности страны. Может, оно и так, но, согласимся, у России было не меньше оснований говорить то же самое о Чечне.

Кстати, в ту пору, после террористической атаки Аль Каиды против США Россия  в очередной раз предприняла попытку «встроиться». Московское руководство пообещало американцам полное сотрудничество в борьбе с терроризмом и исламским фундаментализмом, рассчитывая на взаимность. Но взаимности не получилось. Сотрудничество принималось, а российская политика на Кавказе по-прежнему оставалась под огнем критики.

Дальше было многое. Благодаря ценам на углеводороды Россия стала набирать некоторый финансово-политический вес. Западная Европа исправно снабжалась российским газом – и постоянно выражала тревогу и беспокойство по этому поводу, как будто именно Россия навязывала Европейскому Сообществу такого рода зависимость. Явно враждебный и вызывающий характер носил план размещения американских ПРО в странах Восточной Европы. Параллельно все соседи России по периметру ее западных и южных границ, от Эстонии до Грузии, получали полную поддержку своим антироссийским демаршам (вспомним, хотя бы, историю с падением самолета президента Польши и последовавшую за этим истерию). Фактически, с одобрения США и ЕС формировался новый «санитарный кордон», только без большевиков в Кремле.

Тем самым Запад, может быть, сам того не желая, порождал в российском обществе комплексы ущемленности, чувство попранной национальной гордости, что вело к росту националистических, а то и «реваншистских» настроений, к тоске по советским временам. 

Военный конфликт России с Грузией из-за Южной Осетии, в котором позиция обеих сторон была далеко не безупречной, стала поводом для очередной дипломатической и информационной войны Запада против России. Объективного изложения развития событий и причин конфликта не давалось, вина возлагалась исключительно на российское руководство и его «имперские амбиции».

Опуская другие примеры щелчков по самолюбию России в международных отношениях (Ливия и пр.), перейдем непосредственно к украинскому кризису. Его развитие – довольно точная проекция всей предыдущей динамики. На Западе могли бы понять, что для России Украина – не просто государство с родственным славянским населением, но важнейший партнер во всех жизненных сферах, а также последний «буфер» между Россией и НАТО. На этом рубеже «наступление на восток» можно было бы и приостановить – слишком чувствительная и «нервная» зона. При этом речь ведь не шла о том, чтобы отдать Украину на милость Москвы, чтобы согласиться с ее статусом российского сателлита. В Киеве двадцать с лишним лет существовали правительства, одинаково неуспешные в экономической и социальной сферах, хоть и по-разному строившие свои отношения с Москвой. Но ни одно из них нельзя было назвать пророссийским, включая и правительство президента Януковича. Он, как и его предшественники, лавировал между Востоком и Западом, сося, как «ласковое теля», двух «маток». И сугубо прагматический отказ Януковича от ассоциации с ЕС в пользу сохранения экономических связей с Россией был не окончательным, тактическим, хотя и устраивающим Москву.

Когда в Киеве вспыхнуло «майданное движение», на Западе, очевидно, решили: представилась возможность «перехватить» Украину, выиграть очередную геостратегическую кампанию, причем малой кровью. Европейские и американские политики если и не инициировали протест против Януковича, то обеспечивали ему активнейшую дипломатическую и медийную поддержку. Постоянное общение лидеров оппозиции с Меркель и Оландом, с Штайнмайером, Эштон и Керри – факт. Поведение последних – очередное свидетельство о бедности и трафаретности их политического мышления, доказательство слабости их воображения, не говоря уже об аналитических способностях. Вопрос о внешнеполитических и экономических приоритетах Украины мог быть решен гораздо более спокойно и цивилизованно, с учетом интересов всех заинтересованных сторон.

И когда революционное опьянение окончательно вскружило голову вождям Майдана, руководители западных держав не смогли или не сочли нужным обуздать их, снизить градус эмоций и притязаний. А таже явно недооценили решимость российского руководства. В итоге возникла сегодняшняя ситуация, которой никто, кроме крайних националистов на Украине, не желал, и которая никого не устраивает. Мир оказался перед лицом серьезного геополитического катаклизма, и Запад не может с чистой совестью утверждать, что его вины в этом нет.    

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x