Экономика

Обама как симптом

Барак Обама

Марк Амусин

Ругать Обаму за все возможные и невозможные прегрешения – нынче хороший тон. И верно, его каденция началась с казуса – Нобелевской премии авансом, и продолжается как трагикомедия. Президента пинают за экономический застой в Америке, за проблематичную реформу медицинского страхования, но пуще всего – за Китай и Северную Корею, за Иран и Сирию, за Россию и Украину. А также за желание и неспособность разрешить наш исконно-посконный, израильско-палестинский конфликт. Везде-то он проявляет слабость, нерешительность, некомпетентность.

Но давайте разберемся – так ли уж велика его личная вина и ответственность? Для начала отметим изрядный цинизм и лицемерие многих критикующих. А что вы, критики, могли бы сделать или хотя бы предложить в конкретных ситуациях? Использовать повсюду бронированный – читай, ракетно-ядерный – кулак? Да ведь всем ясно, что после Ирака и Афганистана это не «прокатывает». Грозить немереной военной силой можно – применять ее сложно и малоэффективно, все равно что стрелять из мощных зенитных орудий по вертким воробьям, которые знай продолжают гадить вам на голову. Да и монополии в этой сфере США, похоже, лишились.

Но проблема, на мой взгляд, шире и сложнее. Обама – своего рода Гамлет, заложник современной системы демократии, в которой, как когда-то в Датском королевстве, многое прогнило. В короткой статье можно лишь наметить основные зоны «гниения».

Во-первых, деградация культуры, общей и политической, как элит, так и широкой электоральной общественности. Нынешнее поколение политиков получило современное постмодернистское образование – то есть поверхностное, лоскутное и базирующееся исключительно на западной системе ценностей. В американском варианте это еще дополняется гремучей смесью идеализма и веры в миссию США как мирового жандарма, справедливого, но строгого. Собственно, именно в этом американские лидеры – плоть от плоти своего народа.

Отсюда – дефицит эрудиции и воображения, стереотипность подходов, особенно в международных отношениях. Особенно ярко это проявилось в предыстории и развитии нынешнего кризиса вокруг Украины. Но и в ситуации, скажем, «арабской весны», в Египте, Ливии, да и Сирии, руководство Запада демонстрировало наивность, агрессивность и узкий практицизм одновременно. Стратегического видения, тщательного расчета вариантов и сценариев, не говоря уже об отдаленных последствиях, там не обнаруживалось. Некоторая компетентность и способность к анализу сохраняется, очевидно, в спецслужбах. Но тамошние аппаратчики, как известно, зациклены на расширении своего контроля (явного и тайного) над всем, что движется.

К культурной близорукости лидеров добавляется их «короткое дыхание», обусловленное во многом замечательным принципом сменяемости власти. Политическое руководство оказывается неспособно ставить перед собой сколь-нибудь масштабные и тщательно спланированные задачи. Ведь осуществить их в отведенный для правления срок все равно не удастся. Вдумаемся: в США выборы в Палату представителей происходят каждые два года, сенатские и президентские – каждые четыре года. Сроки перекрываются, так что там, можно сказать, идет перманентная предвыборная кампания.

И весьма дорогостоящая. Большая политика чем дальше, тем больше срастается с большими деньгами, точнее, ложится под них. На этой почве и возникают такие гротескные явления, как недавние «смотрины» республиканских кандидатов в президенты, которые устроил в Лас-Вегасе владелец игорной империи (и по совместительству хозяин израильской газеты «Исраэль а-Йом»), миллиардер Шелдон Адельсон. Он хочет вложить свои деньги в «надежную лошадку» — а претенденты готовы дефилировать перед ним и присягать на верность. Даже видавшие виды американские политические комментаторы возмутились таким неприкрытым цинизмом.

Но не только в США демократический процесс становится все более причудливым и озадачивающим. Во Франции социалисты победили на последних президентских выборах – и Оланд начал стремительно терять популярность чуть ли не с первого дня избрания. В этом он явно обошел своего американского коллегу. Социалисты оказались бессильны перед лицом социально-экономических проблем, зато активно занялись дальнейшей либерализацией законодательства. Одновременно Оланд пытался восстановить свой авторитет грозными и патетичными жестами на дипломатической арене и «маленькими победоносными операциями» в Западной Африке – традиционной французской зоне влияния.

Когда же это не помогло, и правящая партия получила увесистую оплеуху на муниципальных выборах – что оставалось делать? Ну конечно, не принимать на себя ответственность за неудачи, а отправить в отставку премьер-министра. Пусть, дескать, публика потешится новой «костью».

Что уж говорить о таких странах, как Италия, Испания, Греция, где единственным постоянным политическим фактором является коррупция. Правда, в Германии сложилась традиция некоей стабильности и преемственности – от Аденауэра, через Коля, к Ангелике Меркель. Но это, скорее, счастливое стечение обстоятельств.

Слышу уже, как многие говорят: ну вот автор и открыл свое истинное лицо. Он же враг демократии, сторонник тоталитарных или авторитарных режимов! А вот и нет. Я прекрасно сознаю, что несменяемость власти и отсутствие «сдержек и противовесов» чревато для общества еще большими опасностями. Но указанных выше проблем эта констатация не снимает. И отделываться от них бесконечным повторением фразы Черчилля о демократии, как наилучшем из худших способов правления, долго не удастся.

Надо сказать, что правые в Европе (да и Америке) уже давно осознали дефекты современной либеральной демократии и предлагают свои решения. Решения эти часто основаны на ксенофобии, ненависти к другому, на эксплуатации архаичных инстинктов и стереотипов. Но факт, что крайне националистические и профашистские движения становятся все популярнее – от Греции до Норвегии, от Венгрии до Голландии, от Украины до Франции. А левым еще только предстоит выработать собственную «кризисную стратегию», сформулировать свои варианты действенного обновления демократии – если они не хотят исчезнуть с политической и культурной карты мира.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x