Экономика

На ПМЖ в заповедник

Яков Шаус

Помню, как в начале 1990-х приехал в Ашдод навестить друзей. Я спрашивал у прохожих на тяжеловатом иврите, где находится нужная мне улица. Те раздраженно отвечали: «Да ты по-русски говори!» Когда я добрался до места, то… оторопел.  

Я начинал абсорбцию в Тель-Авиве, в грязных улочках у старой «таханы мерказит», и зрелище израильской бедности меня не шокировало. Но в Ашдоде я словно перенесся в доизраильскую жизнь. Во дворе была развешена стирка. Под поломанной скамейкой валялась пустая бутылка «Столичной». Где-то  громко пел Визбор. Все это могло происходить на окраине Саратова или Харькова, да и в моем родном Вильнюсе.

«Русские» города в Израиле появились в период «большой алии». В 1970-е тоже возникали районы кучного проживания репатриантов из СССР. Но достаточно многочисленная алия не грозила затопить Израиль. Она стремилась к интеграции, спешила перейти на иврит и, как правило, отлучала детей от русского языка. Благоприятная экономическая ситуация позволила большинству «русских» укрепить свой социальный статус и перебраться из амидаровских квартир в более престижные районы.

После развала СССР большинство евреев покидали страну из-за экономического кризиса. О еврейских традициях, сионизме они ничего не знали. После пережитых пертурбаций репатрианты хотели получить надежную крышу над головой и потому сразу покупали квартиры подешевле. Так стали «русскими» городами Лод и Рамле, Ашдод и Ашкелон, Беэр-Шева и Арад, Кармиэль, Маалот и Нацрат-Илит.

Такая обособленность раздражает многих израильтян – и уроженцев страны, и «перековавшихся» репатриантов. Но обитатели «русских заповедников» довольны своим существованием. Соответственно, нет однозначного ответа на вопрос: «русские города» — это хорошо или плохо? Тут все зависит от точки зрения.

Новым репатриантам среднего и особенно пожилого возраста жить в своей среде проще и комфортней. Иврит не требуется, так как «русские» создали свои магазины, посреднические конторы, туристические фирмы. Во всех учреждениях, медицинских пунктах есть русскоговорящие сотрудники. Книжные магазины предлагают чтиво и кино на языке Пушкина. Место общения репатриантов – обычно матнас, есть клубы олим-пенсионеров. В каждый город с большой русскоязычной общиной приезжают как израильские «русские» исполнители всех жанров, так и российские гастролеры, не говоря о лекторах, популяризаторах альтернативной медицины и эзотерических учений.

Совершенно ясно, что появление такой самодостаточной русской инфраструктуры не соответствует интересам еврейского государства. Оно создавалось для возрождения еврейского народа, а не для создания филиалов других культур. Маленькая страна, окруженная врагами, должна быть духовно, ментально единой (что отнюдь не противоречит демократии и плюрализму). Плохо, что часть жителей Израиля не говорят на иврите. Еще хуже то, что немало молодых репатриантов, окончивших израильские школы, изъясняются на примитивном иврите, неспособны читать специальную литературу, из-за чего многие боятся идти в университет. Ничего удивительного: они общаются с такими же выходцами из стран СНГ, посещают «русские» пабы и дискотеки.

Посмотрите на представителей других волн алии: они были гораздо ниже по образовательному уровню, но даже старые люди говорят на иврите. В алие 1970-х все, в том числе пенсионеры, языком владели хорошо, ибо ради этого потрудились. Поэтому учителя, врачи, инженеры не жаловались на «дискриминацию».

Проблема «русских» городов – как и других мест с преобладанием отдельных субэтносов – в том, что из-за пониженного экономического уровня они становятся очагами социального неблагополучия. Здесь ниже успеваемость юных репатриантов, так как планка притязаний у их сверстников невысока. Здесь появляются «русские» хулиганские группировки, наркомания.

Выскажу свое личное мнение: «русские» города причиняют вред стране и тем, что искажают естественные пропорции в израильской политике. Их население с большой долей пенсионеров, падких на агитацию советского образца, политическим популистам легко обрабатывать благодаря компактному проживанию. Стыдно признать, но главным мотивом голосования за определенных кандидатов для носителей «блокадного синдрома» являются пикники с сэндвичами, а тем более – шашлыками! (Попробуй организуй такие выезды в больших городах).

 «Русские» лидеры 1990-х годов придумали новую вариацию сионизма, чтобы потрафить потенциальным избирателям: мол, раньше в Израиле царила концепция «плавильного котла», а теперь поняли важность сохранения культурных богатств каждой общины. Теория опасная.  

 Во-первых, никто не спорит: лишний язык и культурный кругозор не мешают. Многие «ватики» жалеют, что их дети не говорят по-русски.   Во-вторых, «культурные богатства» — это общие слова, далекие от конкретной истории. Евреи, составлявшие гордость других культур, оставались в метрополии. Шаул Черниховский, Александр Пэн, Хана Ровина, Лея Кениг перешли в Эрец-Исраэль на иврит.

А, в третьих, «русские» города-заповедники потребляют совсем не лучшие образцы русской культуры! Это даже не российская масскультура, а советская провинциальная культура. Это гастроли давно надоевших хохмачей и облысевших певцов, это тупые сериалы про ментов, это живопись на уровне картинок в районных гостиницах.

Приходится говорить нелестные вещи о многих братьях по алие. Но они не виноваты в том, что попали в ловушку «культурного сепаратизма». В еврейском государстве нет стратегически мыслящих лидеров. В Европе сегодня не строят районов бедноты для иммигрантов – их селят среди соотечественников более высокого уровня, что способствует повышению мотиваций. У нас при Ицхаке Шамире придумали «прямую абсорбцию», из-за которой люди не получили ни качественного жилья, ни – что еще хуже – нормального иврита. В итоге мы имеем то, что имеем.          

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x