Михаил РивкинWP_Post Object ( [ID] => 8996 [post_author] => 17 [post_date] => 2014-06-11 16:10:08 [post_date_gmt] => 2014-06-11 13:10:08 [post_content] => [caption id="attachment_8998" align="alignleft" width="300"] фото Ричард Холт[/caption] Михаил Ривкин Кнессет принял в первом чтении Закон о принудительном кормлении голодающих заключённых. Читатель «не в теме» едва ли даже поймёт сразу, о чём именно идёт речь. Ко мне принудительное кормление применяли дважды. В первый раз – в конце января 1983-го, в СИЗО КГБ СССР. Тогда, на конец января (точную дату не помню) было назначено слушание нашего дела в Верховном Суде РСФСР. В назначенный день меня в суд не вызвали, и никаких новых сведений о моём статусе или обоснований для ареста не представили. Выждав пару дней, я объявил голодовку с требованием: либо предать меня суду (в соответствии с обвинительным заключением), либо немедленно освободить. Около двухсот административных заключённых, голодающих в настоящее время в Израиле, требуют, в общем-то, примерно того же. На четвёртый день голодовки в камеру вошёл начальник СИЗО, полковник Петренко. Запомнился тяжёлый, пронизывающий взгляд, роскошные седые усы и чёрные петлицы со скрещенными пушечками. Петренко какое-то время молча смотрел мне в глаза, а потом сказал: «Ривкин, в отношении вас имеется врачебное заключение, утверждённое прокурором СИЗО, о принудительном кормлении. Кормить будем через нос. Это очень болезненная процедура, больше одного раза не выдерживает никто, и вы не выдержите. Голодовку  всё равно снимите. Какая разница: днём раньше или днём позже? Избавьте себя от лишних мучений». Не знаю, как другие, но я, действительно, больше одного раза не выдержал… В камеру вошли четверо, все в белых халатах поверх мундиров. Меня «зафиксировали», проще говоря, накрепко прикрутили ремнями к кровати. Но никакой необходимости в этом не было. После того, как мне в нос ввели зонд, диаметром 5-7 мм, всю голову прошила страшная боль. Не то, что сопротивляться, шевельнуть головой было просто невозможно. Процедура продолжалась минуты (как я могу судить из своего последующего опыта), но мне они показались веками. Когда зонд выдернули, я остался ещё на час неподвижно лежать на кровати, обильно сморкаясь кровью. Что интересно в этой истории? Никаких медицинских показаний к принудительному кормлению, разумеется, не было, и не могло быть на четвёртый день голодовки физически здорового человека. Тем более, не было показаний к кормлению через нос. Формально, оно допускается только в том случае, если анатомические или функциональные нарушения делают невозможным ввести зонд через рот. Петренко мне прямо заявил, что цель процедуры отнюдь не в том, чтобы ввести в желудок какой-то объём питательной массы, а в том, чтобы с помощью невыносимой боли заставить меня немедленно снять голодовку. На самом деле, такая пытка была редкостью даже в «застойные времена», и потому расскажу о втором случае, который можно считать вполне типичным для советских тюрем. Когда я объявил голодовку в Чистопольской тюрьме, то принудительное кормление ко мне применили только на 28-ой день. Поскольку последние десять дней голодовки я провёл в нетопленном карцере, истощение было уже заметным, хотя до дистрофии было ещё далеко. На этот раз меня «кормили» трое. Открыли нары, посадили меня. Двое сели на колени придержали руки и зафиксировали голову. Я попробовал напрячь силы, но никакого, даже слабого движения, ни  руками, ни головой сделать не мог. Третий, в халате, достал роторасширитель. Это такое устройство для раздвигания зубов. Две деревянные пластинки, сужающиеся к концу почти «в ниточку» и винтовая резьба между ними. Узким концом пластины всунули между зубов. Я пытался крутить головой и двигать челюстями, чтобы пластины не попали точно между зубов, но это не очень-то помогло. Вскоре я почувствовал, что мои челюсти начали раздвигать рычагом, вдвигая с каждым поворотом роторасширитель немного глубже, так, чтобы язык был прижат к нижнему нёбу. Потом засунули в горло шланг и стали вливать пищевой раствор. В общем, удовольствие ниже среднего. Тем более что обычно я дышу ртом, а тут, хватая воздух носом, чуть не задохнулся.  Ещё раз убедился, что всё в этом мире относительно. По сравнению с испытанным в Лефортово, не так уж было и больно. Кормление через рот - процедура скорее унизительная, чем мучительная. В данном случае принудительное кормление было, скорее, «функциональным», хотя и элемент издевательства тоже был… В общей сложности меня принудительно кормили через рот пять раз. 21 сентября я снял голодовку. Вообще говоря, по букве советских тюремных инструкций, принудительное кормление призвано было спасти голодающего от смерти. Как видите, в реальности оно зачастую преследовало цель сорвать головку с помощью физических и моральных пыток. Более того, были и случаи «контр продуктивные», когда именно принудительное кормление становилось причиной смерти голодающего. Как, например, в случае эстонского диссидента Юри Куука. [caption id="attachment_9000" align="alignleft" width="461"] демонстрация в поддержку голодающих заключенных
фото Джо Катрун[/caption]                   В том законе, который позавчера был принят в Кнессете (пока в первом чтении) сказано: «Начальник тюремной службы может обращаться к окружному юридическому советнику в тех случаях, когда он (начальник), на основании медицинского заключения, пришёл к выводу, что здоровью голодающего заключённого в течение ближайшего времени может быть нанесён тяжёлый ущерб. В этих случаях медицинская помощь должна быть оказана заключённому, даже если он тому противиться. Тюремщикам, в этом случае, разрешено применять силу, дабы сделать возможным оказание медицинской помощи». Такая вот «Клятва Гиппократа – 2014». Никакого принудительного кормления, только медицинская помощь! Надо отдать должное израильскому профсоюзу медработников, который расценил ситуацию совсем по-другому. Вот важнейшие пункты специального решения, принятого по этому вопросу на конференции 28 мая: «4. Миссия врача состоит в том, чтобы всеми средствами помочь голодающему заключённому остаться в живых, как в случае, если он продолжит голодовку, так и в случае, если он её прекратит, исключительно в соответствии со свободным выбором заключённого. 5. В соответствии с нормами медицинской этики, принятыми в Израиле и во всём мире, принудительная медицинская помощь, в том числе – принудительное кормление, запрещена. 8.Лечащие врачи, дирекция различных больниц, тюремные врачи, мин.здрав. должны действовать согласовано, с тем, чтобы обеспечить соблюдение всеми врачами принятых этических норм» Наряду с этим специальным решением, связанным с проходящей ныне голодовкой заключённых находящихся под административным арестом, израильский профсоюз медработников руководствуется также общепринятым этическим кодексом медработников. Там справедливо указано, что «… Принудительное кормление не всегда основано на медицинских соображениях. Когда голодовка носит политический характер, власти могут принять решение немедленно положить ей конец, и дать распоряжение о принудительном кормлении заключённых. Такое решение может быть принято на самых ранних стадиях голодовки, когда нет никаких медицинских показаний к кормлению». Мой личный опыт это вполне подтверждает. Как известно, часть «административных» заключённых в Израиле начала массовую голодовку 24 апреля. В настоящее время в голодовке участвуют примерно 100-125 человек, из них около семидесяти госпитализировано, в связи с резким ухудшением состояния здоровья. Данная голодовка относится к категории «ограниченных голодовок». Наряду с водой, заключённые продолжают принимать витамины, соль и сахар (глюкозу). Голодающие требуют отменить административный арест, как таковой. Каждый, кто ныне находится под административным арестом, должен быть либо немедленно освобождён, либо отдан под суд, в соответствии с принятыми процессуальными нормами. Понятно, что наша служба госбезопасности от такой перспективы не в восторге. По мнению «ха-Арец», именно рекомендации главы ШАБАКА Йорама Коэна легли в основу решения Нетаньяху закон о принудительном кормлении в срочном порядке. [caption id="attachment_9010" align="alignleft" width="509"] фото "Врачи за права человека"[/caption] С учётом расклада сил в нынешнем составе Кнессета, нет оснований сомневаться, что закон пройдёт второе и третье чтение. После этого очень многое будет зависеть от морального выбора каждого из тех врачей, к кому тюремные власти обратятся для его практической реализации. Без сотрудничества медиков закон останется неисполнимым. Каков будет их выбор, заранее судить сложно. Мои импровизированные интервью со знакомыми медиками дали далеко не однозначные результаты. Смею полагать, что и читателям сайта «Релевант» захочется узнать, что думают сами врачи о процедуре принудительного кормления и готовы ли они сотрудничать с тюремными властями. Кроме того, уже сегодня важно знать, намерен ли профсоюз медработников предпринять какие-то реальные шаги для того, чтобы его разумные и гуманные решения не остались исключительно на бумаге.     [post_title] => Насильно сыт не будешь [post_excerpt] => Петренко какое-то время молча смотрел мне в глаза, а потом сказал: «Ривкин, в отношении вас имеется врачебное заключение, утверждённое прокурором СИЗО, о принудительном кормлении. Кормить будем через нос. Это очень болезненная процедура, больше одного раза не выдерживает никто, и вы не выдержите. Голодовку всё равно снимите. Какая разница: днём раньше или днём позже? Избавьте себя от лишних мучений». [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => %d0%bd%d0%b0%d1%81%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be-%d1%81%d1%8b%d1%82-%d0%bd%d0%b5-%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%b5%d1%88%d1%8c [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2014-06-19 08:03:09 [post_modified_gmt] => 2014-06-19 05:03:09 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=8996 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 1 [filter] => raw )

Насильно сыт не будешь

Петренко какое-то время молча смотрел мне в глаза, а потом сказал: «Ривкин, в отношении вас имеется врачебное заключение, утверждённое прокурором СИЗО, о принудительном кормлении. Кормить будем через нос. Это очень болезненная процедура, больше одного раза не выдерживает никто, и вы не выдержите. Голодовку всё равно снимите. Какая разница: днём раньше или днём позже? Избавьте себя от лишних мучений».

Михаил Ривкин // 11/06 // Главная, История вопроса, Мнения, Новые публикации, Политика, Топ-тексты

фото Ричард Холт

Михаил Ривкин

Кнессет принял в первом чтении Закон о принудительном кормлении голодающих заключённых. Читатель «не в теме» едва ли даже поймёт сразу, о чём именно идёт речь.

Ко мне принудительное кормление применяли дважды. В первый раз – в конце января 1983-го, в СИЗО КГБ СССР. Тогда, на конец января (точную дату не помню) было назначено слушание нашего дела в Верховном Суде РСФСР. В назначенный день меня в суд не вызвали, и никаких новых сведений о моём статусе или обоснований для ареста не представили. Выждав пару дней, я объявил голодовку с требованием: либо предать меня суду (в соответствии с обвинительным заключением), либо немедленно освободить. Около двухсот административных заключённых, голодающих в настоящее время в Израиле, требуют, в общем-то, примерно того же.

На четвёртый день голодовки в камеру вошёл начальник СИЗО, полковник Петренко. Запомнился тяжёлый, пронизывающий взгляд, роскошные седые усы и чёрные петлицы со скрещенными пушечками. Петренко какое-то время молча смотрел мне в глаза, а потом сказал: «Ривкин, в отношении вас имеется врачебное заключение, утверждённое прокурором СИЗО, о принудительном кормлении. Кормить будем через нос. Это очень болезненная процедура, больше одного раза не выдерживает никто, и вы не выдержите. Голодовку  всё равно снимите. Какая разница: днём раньше или днём позже? Избавьте себя от лишних мучений». Не знаю, как другие, но я, действительно, больше одного раза не выдержал…

В камеру вошли четверо, все в белых халатах поверх мундиров. Меня «зафиксировали», проще говоря, накрепко прикрутили ремнями к кровати. Но никакой необходимости в этом не было. После того, как мне в нос ввели зонд, диаметром 5-7 мм, всю голову прошила страшная боль. Не то, что сопротивляться, шевельнуть головой было просто невозможно. Процедура продолжалась минуты (как я могу судить из своего последующего опыта), но мне они показались веками. Когда зонд выдернули, я остался ещё на час неподвижно лежать на кровати, обильно сморкаясь кровью.

Что интересно в этой истории? Никаких медицинских показаний к принудительному кормлению, разумеется, не было, и не могло быть на четвёртый день голодовки физически здорового человека. Тем более, не было показаний к кормлению через нос. Формально, оно допускается только в том случае, если анатомические или функциональные нарушения делают невозможным ввести зонд через рот. Петренко мне прямо заявил, что цель процедуры отнюдь не в том, чтобы ввести в желудок какой-то объём питательной массы, а в том, чтобы с помощью невыносимой боли заставить меня немедленно снять голодовку.

На самом деле, такая пытка была редкостью даже в «застойные времена», и потому расскажу о втором случае, который можно считать вполне типичным для советских тюрем. Когда я объявил голодовку в Чистопольской тюрьме, то принудительное кормление ко мне применили только на 28-ой день. Поскольку последние десять дней голодовки я провёл в нетопленном карцере, истощение было уже заметным, хотя до дистрофии было ещё далеко. На этот раз меня «кормили» трое. Открыли нары, посадили меня. Двое сели на колени придержали руки и зафиксировали голову. Я попробовал напрячь силы, но никакого, даже слабого движения, ни  руками, ни головой сделать не мог. Третий, в халате, достал роторасширитель. Это такое устройство для раздвигания зубов. Две деревянные пластинки, сужающиеся к концу почти «в ниточку» и винтовая резьба между ними. Узким концом пластины всунули между зубов. Я пытался крутить головой и двигать челюстями, чтобы пластины не попали точно между зубов, но это не очень-то помогло. Вскоре я почувствовал, что мои челюсти начали раздвигать рычагом, вдвигая с каждым поворотом роторасширитель немного глубже, так, чтобы язык был прижат к нижнему нёбу. Потом засунули в горло шланг и стали вливать пищевой раствор. В общем, удовольствие ниже среднего. Тем более что обычно я дышу ртом, а тут, хватая воздух носом, чуть не задохнулся.  Ещё раз убедился, что всё в этом мире относительно. По сравнению с испытанным в Лефортово, не так уж было и больно. Кормление через рот — процедура скорее унизительная, чем мучительная. В данном случае принудительное кормление было, скорее, «функциональным», хотя и элемент издевательства тоже был…

В общей сложности меня принудительно кормили через рот пять раз. 21 сентября я снял голодовку.

Вообще говоря, по букве советских тюремных инструкций, принудительное кормление призвано было спасти голодающего от смерти. Как видите, в реальности оно зачастую преследовало цель сорвать головку с помощью физических и моральных пыток. Более того, были и случаи «контр продуктивные», когда именно принудительное кормление становилось причиной смерти голодающего. Как, например, в случае эстонского диссидента Юри Куука.

демонстрация в поддержку голодающих заключенных
фото Джо Катрун

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В том законе, который позавчера был принят в Кнессете (пока в первом чтении) сказано: «Начальник тюремной службы может обращаться к окружному юридическому советнику в тех случаях, когда он (начальник), на основании медицинского заключения, пришёл к выводу, что здоровью голодающего заключённого в течение ближайшего времени может быть нанесён тяжёлый ущерб. В этих случаях медицинская помощь должна быть оказана заключённому, даже если он тому противиться. Тюремщикам, в этом случае, разрешено применять силу, дабы сделать возможным оказание медицинской помощи». Такая вот «Клятва Гиппократа – 2014». Никакого принудительного кормления, только медицинская помощь!

Надо отдать должное израильскому профсоюзу медработников, который расценил ситуацию совсем по-другому. Вот важнейшие пункты специального решения, принятого по этому вопросу на конференции 28 мая:

«4. Миссия врача состоит в том, чтобы всеми средствами помочь голодающему заключённому остаться в живых, как в случае, если он продолжит голодовку, так и в случае, если он её прекратит, исключительно в соответствии со свободным выбором заключённого.

5. В соответствии с нормами медицинской этики, принятыми в Израиле и во всём мире, принудительная медицинская помощь, в том числе – принудительное кормление, запрещена.

8.Лечащие врачи, дирекция различных больниц, тюремные врачи, мин.здрав. должны действовать согласовано, с тем, чтобы обеспечить соблюдение всеми врачами принятых этических норм»

Наряду с этим специальным решением, связанным с проходящей ныне голодовкой заключённых находящихся под административным арестом, израильский профсоюз медработников руководствуется также общепринятым этическим кодексом медработников. Там справедливо указано, что «… Принудительное кормление не всегда основано на медицинских соображениях. Когда голодовка носит политический характер, власти могут принять решение немедленно положить ей конец, и дать распоряжение о принудительном кормлении заключённых. Такое решение может быть принято на самых ранних стадиях голодовки, когда нет никаких медицинских показаний к кормлению». Мой личный опыт это вполне подтверждает.

Как известно, часть «административных» заключённых в Израиле начала массовую голодовку 24 апреля. В настоящее время в голодовке участвуют примерно 100-125 человек, из них около семидесяти госпитализировано, в связи с резким ухудшением состояния здоровья. Данная голодовка относится к категории «ограниченных голодовок». Наряду с водой, заключённые продолжают принимать витамины, соль и сахар (глюкозу). Голодающие требуют отменить административный арест, как таковой. Каждый, кто ныне находится под административным арестом, должен быть либо немедленно освобождён, либо отдан под суд, в соответствии с принятыми процессуальными нормами. Понятно, что наша служба госбезопасности от такой перспективы не в восторге. По мнению «ха-Арец», именно рекомендации главы ШАБАКА Йорама Коэна легли в основу решения Нетаньяху закон о принудительном кормлении в срочном порядке.

фото «Врачи за права человека»

С учётом расклада сил в нынешнем составе Кнессета, нет оснований сомневаться, что закон пройдёт второе и третье чтение. После этого очень многое будет зависеть от морального выбора каждого из тех врачей, к кому тюремные власти обратятся для его практической реализации. Без сотрудничества медиков закон останется неисполнимым.

Каков будет их выбор, заранее судить сложно. Мои импровизированные интервью со знакомыми медиками дали далеко не однозначные результаты.

Смею полагать, что и читателям сайта «Релевант» захочется узнать, что думают сами врачи о процедуре принудительного кормления и готовы ли они сотрудничать с тюремными властями. Кроме того, уже сегодня важно знать, намерен ли профсоюз медработников предпринять какие-то реальные шаги для того, чтобы его разумные и гуманные решения не остались исключительно на бумаге.

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы