Общество

Любовь без принуждения

Фото: Алла Борисова

Фото: Алла Борисова

Принуждение к любви – это как замечательная официальная формула российской политики «принуждение к миру». Совершенно невозможная вещь. Ну, то есть мечтать о любви, жаждать вновь испытать это замечательное чувство –  вполне понятное желание. Но вот когда любовь к стране начинают возводить в ранг добродетели, причем все знают, как именно нужно любить, какие слова при этом говорить и как относиться к тому, что в этой стране происходит – мне становится немножко страшно. Потому что это я уже проходила.

Я бы вообще о любви предпочитала молчать. Все-таки «любовь – чувство интимное», как огрызался герой Довлатова, когда его спрашивали, любит ли он Пушкина. Но если уж мы говорим о ней, причем о чувстве не к близкому человеку, а к целой стране, то я предпочитаю выражать эту любовь так, как считаю нужным.   Вот, например, можно  ставить у себя на странице красивые картинки с подписью «Только у нас — в Израиле!» .  На них помидорки-«черри», или наши очаровательные девушки в платьях и с автоматами, или очередное достижение в борьбе с раком. Информационная война?  Не знаю… Меня этот глянец не убеждает, а скорее настораживает. Можно еще в любой момент говорить «Как я люблю эту страну!» Это замечательно, что любите, только кому нужны эти признания?  «No applause, better money». Не нужно аплодисментов, лучше деньгами. А в нашем случае – делами. В стране много нищих стариков – достаточно ли мы для них сделали? Например.

А еще давайте подумаем.  Жажда любить и слиться в этом чувстве с другими – вполне понятна. Быть со всеми — это дает некую уверенность, силу. « Мне жаль тех, кто не любит Израиль», — пишет мой коллега-журналист со вздохом. А вот я, если честно, пока за два с половиной года жизни здесь, не встретила ни одного человека, кто бы по моим критериям страну не любил ( если уж оперируем таким довольно абстрактным понятием). Глупых людей видела и видела людей думающих, анализирующих, пытающихся понять, что в стране не так. Эти вопросы и попытки найти ответы я встречаю и в статьях коллег, и в израильских фильмах – среди них так много талантливых, и художественных, и документальных, и в книгах… Иногда это вопросы без ответов – иногда с вариантами решений, которые не нравятся тем, кто постит на странице Фейсбука картинки «Только у нас…» И когда я слышу постулат о том, что все, кто не так отнеслись к тому или иному событию в стране  – «предатели», во мне срабатывает генетическая память, уж извините. Предателем и врагом народа называли моего отца, который после многих лет в лагерях слушал «голоса» и пытался понять, что не так с его страной под названием СССР. Может быть поэтому я так чувствительна к этим обвинениям и мало что в этой жизни принимаю на веру?

В Израиле меня, конечно, многое восхищает. Например, то, что я могу писать эти строки. Восхищает храбрость юных солдат.  Мне нравится язык, радует природа, интересна культура, я восхищена талантом и предприимчивостью соотечественников и добротой многих, кого встретила на своем пути. Но кое-что меня настораживает, не дает раствориться в приторном «Ах, как люблю…», закрыв глаза. И, знаете, я думаю, что это нормально.

Фото: Алла Борисова

Фото: Алла Борисова

Проблемы не решаются десятилетиями. Дети погибают во время военных операций, а невинные люди в терактах. В высших эшелонах власти идут драки с предсказуемыми политическими кризисами. Ущемляются права очень многих, и я думаю об этом, потому что я «хомо сапиенс», человек разумный, надеюсь… Разрыв между «бедными» и «богатыми» не сокращается. Меня настораживает оголтелая нетерпимость русскоязычной улицы к «другому», приверженность теории сильной руки, и, увы, я знаю, где корни этой ментальности. Меня не радует ксенофобия, уровень агрессии в обществе, градус которой все повышается и повышается. Да, тому есть объективные причины, мы живем не в Эдемском саду, хотя можно затеять теологический спор на эту тему… Но  мы живем в стране демократической, и в Иран я совсем не стремлюсь.

Мне не нравится, когда неумные пиарщики вешают на гору Герцля лозунг нацистской Германии «Одна страна- один народ» — по незнанию, скорее всего, но может быть, стоит изучить историю? Ох, уж этот Геббельс, только что его поминали в России, и снова – здравствуйте. Уровень образования в этом деле важен, не так ли? Да и вообще, не стала бы я в день праздника говорить об одном народе в стране столь разнородной по своему составу… В России я долго не могла понять, почему забыли замечательное выражение Ельцина «Дорогие россияне», а весь народ стал поголовно русским. Нет, я понимаю, конечно, почему. Национальное государство крепче и сплоченнее.

Но нельзя же забыть, что в стране живут и другие народы и нации?

Да, я помню. Это — травма, это – Холокост. Но я хочу быть с теми, кто прятал и спасал евреев, хочу думать и действовать так, как они, не сливаться в безумную агрессивную массу. Испуганную. Ожидающую погрома. Ведь у нас сильное государство. Мы — не жертвы, мы – победители.

В общем, считайте это признанием в любви. Потому что, как писал Некрасов еще в 19 веке: «Кто живет без печали и гнева, тот не любит Отчизны своей». Да, я не родилась на этой земле, и я уважаю тех, кто здесь родился. И прислушиваюсь к ним. Я хочу видеть Израиль таким, каким увидела его когда-то широко открытыми глазами. Свободным, гуманным, демократическим государством. Государством, где каждый человек – важен и значим, где каждое мнение – выслушают без криков «Предатель». Нет предателей – есть сограждане, дорогие израильтяне…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x