Экономика

Кому позвонить, когда некому

фото — «Эран»

Ольга Бирман

Бывают в жизни такие моменты, когда всё плохо, ну, то есть совсем всё. По крайней мере, по ощущению. Кажется, что со всех сторон стена – идти некуда, и лбом не прошибить. И не то чтобы совсем нет близких людей, они есть – родственники, друзья, просто знакомые. Но иногда, именно в тот самый момент, когда похоже, что все неприятности в мире заключили тайный союз против тебя, понимаешь, что близким сейчас наверняка не до твоих неприятностей – им своих собственных вполне хватает. По крайней мере, в этот момент так кажется. К кому обратиться?

Для разных конкретных бед, есть разные соответствующие «горячие линии» — для подростков, для жертв насилия в семье и т.д. А если не относишься ни к одной категории? Если речь о делах обычных, житейских: жена ушла, в автобусе нахамили, собственный ребенок не уважает, денег ни на что не хватает, и вообще не понятно, что будет завтра… Конечно, такой вариант, как рассказать обо всем этом по телефону совершенно незнакомому человеку – он тоже не всем подходит. Но горячая линия «Эран» она именно для таких случаев – то есть для всех подряд, без разбора. Именно для того, чтобы выслушать то, что, казалось бы, никого интересовать не должно (разумеется бесплатно). Человек на другом конце телефонной линии ни одного конкретного вопроса, конечно же, не решит, но многим все-таки станет легче – жизненный факт.

Шири Даниэльс, генеральный директор «Эран»

Проблема в том, что, возможно, в самом ближайшем будущем дозвониться в «Эран» станет очень и очень сложно. Линия будет занята – ресурсов на всех не хватит. Сегодня в двенадцати отделениях «Эрана» работает около тысячи человек. «Работает» в данном случае не совсем точно, все, кто отвечают, на звонки – добровольцы. Но помещения, телефоны, обучение этих самых добровольцев в течение года, минимальная администрация – все это, разумеется, стоит денег. По форме «Эран» – это общественная организация, которая существует на пожертвования. На данный момент от государства она не получает ни копейки. Как говорит гендиректор «Эрана», доктор Шири Даниэльс, пожертвования, в основном, небольшие, но их много. По крайней мере, было достаточно, чтобы позволить этой организации жить и работать вот уже сорок один год. В последнее время пожертвований стало меньше.

В «Эране» утверждают, что их работа экономит государству немалые средства. Те кто, не получил своевременной «экстренной психологической помощи», в последствии лягут дополнительным экономическим бременем на плечи того же государства. Добровольцы «Эрана» отвечают, в среднем, на сто шестьдесят тысяч обращений в год, но другие сто тысяч остаются без ответа. Это сегодня, пока еще недостаток бюджета не сказался на ежедневной работе. Если государство не сочтет нужным вмешаться, соотношение этих цифр сильно измениться.

До сих пор мы говорили только о психологических трудностях. Но 4 000 (четыре тысячи!) человек в год видят в этом анонимном телефонном разговоре последнюю ниточку, соединяющую их с жизнью. Четыре тысячи человек звонят, чтобы дать кому-нибудь шанс остановить их от самоубийства. В среднем 750 из них либо уже сделали первый шаг, либо настолько серьезны (по оценке специалистов) в своих намерениях, что сотрудники «Эрана» вынуждены задействовать «правила экстренного случая» и подключить скорую и полицию. В некоторых случаях людей удается спасти. Элементарный подсчет, говорит что среди тех, кто не дозвонился таких вот, серьезно настроенных, около трехсот человек, а опыт говорит о том, что, по крайней мере, часть из них доведут начатое до конца. Как в этом случае оценить стоимость телефонного разговора?

Кроме линий на иврите, на арабском и специальной лини для солдат, начиная с 90-х гг. в «Эране» также действует круглосуточная линия на русском языке. Один из русскоязычных добровольцев, Бени Геллер, рассказывает, что когда на встрече с сотрудниками подобной российской организации он рассказал, что «Эран» существует на пожертвования, те были поражены. Не только в России, но в большинстве развитых стран финансирование такого рода организаций берет на себя государство.

Бени приехал в Израиль 69-ом, получил образование социального работника и многие годы служил в армии, что называется, по специальности – офицером социальной службы. В отставку вышел в чине подполковника. В «Эране» работает вот уже шесть лет. Его профессиональные наблюдения только подтверждают то, что большинству репатриантов и так понятно: алие 90-х адаптироваться было намного сложнее, чем всем предыдущим волнам алии – масштабы другие, соответственно и трудностей на долю каждого конкретного человека выпало больше. Он не говорит о причинах – не его область – он говорит о результатах. Одиночество, общее чувство безысходности и беспомощности, особенно у пожилых.

Бени описал один конкретный звонок, похожий на десятки других. Звонил пенсионер, беженец, переживший Катастрофу. Так уж сложилось, что там,  в бывшем СССР, он сумел стать важной персоной, а здесь превратился в никому не нужного старика. Он жаловался на то, что социальные службы не дают ему обещанной помощи, а больничная касса обманула и не собирается лечить. И еще много-много разного. Далеко не все жалобы были обоснованы, но общая картина, говорит Бени, все равно жуткая.

— Но вы ведь все равно не смогли ему ничем конкретным помочь, ведь так?

— Так. Но я его внимательно выслушал и через час, ближе к концу разговора, он уже звучал чуть иначе. А кроме того, у нас есть специальная программа для тех, кто пережил Катастрофу: мы раз в неделю сами им звоним, так человек получает постоянно небольшую порцию внимания, а это – тоже помощь.

На прошлой неделе в Кнессете, на заседании экономической комиссии, обсуждался вопрос оказания финансовой помощи организации «Эран». Речь идет о сумме примерно в два миллиона шекелей – копейки в масштабе государственного бюджета. Окончательного решения так никто и не принял, обещали «попробовать изыскать»…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Сколько стоит конфликт

    Экономические аспекты «статус-кво»: продолжение оккупации – затратный проект, и цена его высока

    Конфликт
  • Банки списывают долги миллиардеров

    Правительство отклонило закон, контролирующий ситуацию.

    Экономика
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x