Политика

Яэль Герман

Министр здравоохранения Яэль Герман

Герман или Пиковая дама израильского здравоохранения

Яэль Герман

Министр здравоохранения Яэль Герман

Открыв свою великую повесть о карточной игре эпиграфом: «Пиковая дама означает тайную недоброжелательность», Александр Сергеевич Пушкин завершает рассказ об играх Германа словами: «Герман вздрогнул: в самом деле, вместо туза у него стояла пиковая дама. Он не верил своим глазам, не понимая, как мог он обдёрнуться».

Министр здравоохранения Яэль Герман обдернулась в высказывании. Эта дама вдруг обнаружила, что давно всем привычная тайная недоброжелательность, будучи высказанной вслух, обернулась широкомасштабным скандалом.

Министр вызвала скандал неосторожным высказыванием по поводу врачей из числа новых репатриантов из стран СНГ. Как сообщил Второй канал ИТВ, Яэль Герман выступала на встрече с представителями большой группы израильтян, закончивших обучение на врачей в европейских вузах и ожидающих квалификационного экзамена, который требуется для получения разрешения заниматься медицинской практикой в Израиле.

400 молодых врачей, прошедших обучение в странах ЕС, предложили министру отменить для них квалификационный экзамен, исходя из того, что ситуация, при которой им можно работать в больницах в любой европейской стране, но нельзя в Израиле, представляется абсурдной.

Яэль Герман в ответ сказала: «Вы что, не разбираетесь в политике? Вы знаете, что будет, если я соглашусь? Министр абсорбции Софа Ландвер не оставит меня в покое, пока тоже самое не получат и «русские». Йоэль Развозов из моей партии придет ко мне и скажет, что треть врачей в Израиле – «русские» и я должна дать разрешение не сдавать экзамен и им тоже«.

Из слов министра СМИ (причем вначале не русскоязычные, а 2 канал ИТВ) поняли, что единственная причина существования квалификационного экзамена — необходимость чинить преграды врачам, которые прибывают с территории бывшего СССР. Поняли и как относится к русскоязычным врачам сама министр, и её ведомство.

Амос Оз как-то заметил, что Израиль следует именовать «не нацией или страной», а «самовозгорающимся скоплением аргументов«. Многие вещи, которые стали привычны, вошли в обиход, вроде бы уже и не вызывают протестов, поскольку здесь так принято (пресловутое «каха зе ба-арец»), будучи вдруг неожиданно артикулированы, вызывают горячие споры, взаимные обвинения, протесты, выражения «слова были вырваны из контекста» и «меня неправильно поняли».

Но сколько бы сама министр не уверяла общественность: «Я не такая, я жду трамвая», сколько бы ни защищали её дежурные русскоязычные «френки» партии «Ешь атид» Развозов и Френкель, готовые нести любой бред по велению руководства партии и в соответствии с инструктажем пресс-службы, общественность хорошо понимает, что речь идет о недоброжелательности и дискриминации.

Вот некоторые комментарии на её слова, высказанные в блогах и соцсетях (приводятся с сохранением стилистики и пунктуации):

Яэль Герман или Пиковая дама израильского здравоохранения«Герман не права уже в том, что о таких вещах не говорят вслух, верх нетактичности».

«Когда говоришь, что думаешь, думай, что говоришь».

«Выразилась крайне неудачно, сработало типичное высокомерное израильтонство. Так и не исчезнувшее с тех времен, когда они нас пытались научить открывать кран и смывать в туалете. Если бы она сказала то же самое, но в следующей форме: «Вон, посмотрите, приехавшие в Израиль без языка врачи из стран бывшего СССР этот экзамен массово сдают. Значит и у вас, коренных израильтян, никаких проблем не будет», то к ней бы никаких претензий не было. Герман продемонстрировала, что она — дура. Самодовольная и высокомерная. Этим, кстати, отличается команда Лапуси. У них есть с кого брать пример».

«Проблема тут прежде всего в показательном, с оттенком снобизма, пренебрежительном отношении к целой категории сограждан. Это отвратительно.
Я понимаю, что качество медицинского образования в странах бывшего СССР может вызывать вполне справедливые подозрения. Но, по-моему, точно такое же подозрение может вызывать и медицинский диплом, полученный где-нибудь в Румынии или в Болгарии.
Так что, мадам министр вполне сознательно провела черту между «русскими» и всеми остальными. И вообще, если политик не в состоянии контролировать свой язык, то пусть не обижается на те вёдра говна, которые выльют на него граждане.
Дуру Герман ничуть не жалко
».

Как возник квалификационный экзамен?

А дальше, наверное, стоит вести речь не о самой Герман, а о проблемах, которые она неосторожно подняла.

Яков Кедми

Яков Кедми

Начнем с генезиса квалификационного экзамена. Его происхождение в середине восьмидесятых, когда большой алией еще и не пахло, описывает в книге «Безнадежные войны» бывший глава «Натива» Яков Кедми: «Именно в это время Израиль принял позорное решение, которое разрушило судьбы многих репатриантов-врачей. Было решено не признавать дипломы выпускников медицинских институтов из стран Восточной Европы. Этому не было никакого основания с профессиональной точки зрения. Тысячи врачей приехали в Израиль из стран Восточной Европы: Румынии, Польши и СССР. И в Израиле никогда не было проблем с их профессиональным уровнем. Мы с Давидом Бартовом пытались объяснить, что данное ограничение ударит по новоприбывшим, но никто не хотел нас слушать, ведь евреи почти не приезжали тогда в Израиль. Истинной причиной принятия подобного решения было все возрастающее количество врачей-арабов, выпускников высших медицинских учебных заведений в странах Восточной Европы. В Израиле на тот момент обнаружился дефицит врачей, который только усиливался. Сотни студентов-арабов учились в странах Восточной Европы, и правительство решило таким образом затормозить их проникновение в систему здравоохранения. Формальные причины постановления были абсолютно ложными и несправедливыми и, как уже сказано, ударили по тысячам приехавших в Израиль. Урок, который я получил, заключался в том, что дискриминация кого-либо рано или поздно ударит и по другим, в конечном счете, превращаясь в общую норму».

После высказывания Герман, я привел эту цитату на своей странице в социальной сети.

Было много перепечаток. Но многие повторявшие и перепечатывавшие по ходу сетовали: «странно, можно же было формулировку точнее прописать», «просто формулировки надо лучше строить» и пр.

Хотя главный вывод в последних словах вышеприведенной цитаты из книги Кедми: «Дискриминация кого-либо рано или поздно ударит и по другим, в конечном счете, превращаясь в общую норму». Если вы готовы с одобрением принять дискриминацию других групп населения как норму, то будьте готовы и сами пострадать от таких «норм».

Всегда готовы!

Яэль Герман или пиковая дама израильской медициныА кто сказал, что русскоязычная община не готова сама переносить дискриминацию, при этом высказывая «Одобрямс»?!

И в блогосфере и в социальных сетях было очень много высказываний в защиту квалификационного экзамена.

Вот некоторые из них:

«А я не вижу ничего плохого в том, чтобы наш минздрав выкатил список ВУЗов, с дипломами которых экзамен сдавать не надо. А русим пусть идут с претензиями к ректорам своих ВУЗов и объясняют им что болезни взятками не лечат».

«Экзамен необходим. В 70-х годах понаехало уйма врачей из среднеазиатский мединститутов. И их принимали на работу без всяких экзаменов. Ой-ва-вой, что это были за врачи… В 90-х года в России были закрыты десятки областных мединститутов (каждая область имела свой мединститут). Закрыли их за чудовищный уровень образования. Все мои знакомые врачи из вузов Москву, Лениграда, Прибалтики сдали экзамен и прекрасно работают. Одна моя знакомая с медицинским дипломом провинциального вуза честно призналась, что экзамен ей не в жизнь не сдать (она больше в КВН играла, чем училась) и пошла по другой стезе. А не дай бог, пошла бы без экзаменов лечить?»

«Врачи из бСССР, закончившие институты еще при советской власти (когда хоть какой-то порядок был, хотя коррупция росла год от года), — давно кончились (в качестве репатриантов).
А если и не кончились, то со стажем более 14 лет экзамен не сдают.
Давать ришайон без экзамена врачам, учившимся уже на постсоветском пространстве, где дипломами торгуют в подземных переходах, — преступление
».

«Это не проверка знаний, а наглое издевательство»

Интересно посмотреть и на аргументацию тех, кто высказывает противоположное мнение.

Некоторые говорят, что советское высшее образование было более системным. Другие утверждают, что врачи выходцы с территории бывшего СССР менее наплевательски относятся к пациентам.

Некоторые говорят о том, что благодаря различного рода нехваткам врачи получившие опыт на территории бывшего СССР более универсальны: «уровень хорошего врача в России выше, чем уровень израильского врача, которые без аппаратуры ничего не могут».

Справедливо указывают, что местный врач начинает учиться на врача только в 22 или 23 года (после армии и Индии), когда врач с территории СССР уже получил диплом. В результате прибывший тридцатилетний медик-репатриант уже имеет вагон и маленькую тележку опыта, а врач коренной израильтянин только делает первые шаги.

Многие пишут об унизительности самой экзаменационной процедуры для врачей со стажем: «Посылать врача после 10-15 лет специализации на экзамен по общей медицине — это не проверка знаний, а наглое издевательство. Ты не понимаешь, что профсоюз израильских врачей, как всякий профсоюз, на самом деле клал с прибором на «качество обслуживания», и все, что его интересует — это поменьше конкуренции за рабочие места, как они открыто и признавались в начале девяностых? Ты не понимаешь, что экзамен ввели ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО для того, чтобы затруднить профессиональную интеграцию русским и арабам, которые учились медицине в вузах восточной Европы?».

Пишут о том, как был построен этот экзамен: «Я редко соглашаюсь, когда мне говорят о дискриминации русскоязычных израильтян, но это, наверное, единственный известный мне случай, когда это происходило на самом деле. Цель экзамена — отсеять основную массу пытающихся его сдать, а не отбор лучших. Они проводятся каждые полгода, и каждый раз вопросы строятся иначе. Вопросы намеренно ставятся так, что один ответ может быть правильным на одном экзамене, а на следующем он уже будет признан неверным. Поэтому вся хитрость в том, чтобы знать, на каком учебнике в основном будет построен очередной экзамен (они меньше 500 страниц, кажется, не бывают), и выучить учебник наизусть. Да, там задаются вопросы из разных сфер медицины. Никто не говорит, что нужно брать всех подряд, но этот экзамен не дает объективной оценки знаний человека».

«А потому, что ты ничего не знаешь»

Любые обобщения про всех израильских, всех советских, всех американских врачей — наверное, это не от большого ума.

Скорее всего, многие с апломбом делаемые заявления (хоть в ту, хоть в другую строну) стоит либо сильно уточнять, либо делить на восемь.

Безусловно, что врачевание — это очень серьезная область. И недоверие к любому входящему тут вполне обосновано.

Почему то при чтении многих комментариев мне вспоминались страницы из великолепной книги Владимира Лобаса «Жёлтые короли. Записки нью-йоркского таксиста», опубликованной в 1991 году в журнале «Новый мир».

«– Сколько раз ты завалил экзамен?

– Допустим, четыре…

– Почему же ты не можешь его сдать?

– А кто вообще может сдать их экзамен? Это же мафия.

– Какая «мафия»?

– Медицинская. Разве эта сволота подпустит кого-то к своей кормушке?

– Но я знаю минимум трех врачей, которые сдали с первого захода.

– Значит, забашляли…

– Они такие же нищие эмигранты, как и ты.

Пытаясь привлечь внимание таксистов, я достал из кармана деньги:

– Доктор, за каждый правильный ответ я буду платить тебе пять долларов. Как по-английски называются почки, ты, конечно, знаешь…

– «Кидней» – сказал простодушный Доктор. – Давай бабки.

– Нет. Пять долларов ты получишь, если скажешь, как называются надпочечники. Ну! О чем ты думаешь?

– Допустим, что я забыл…

– А как будет предплечье?

Возникла нехорошая пауза.

– Надкостница?

– Куда ты гнешь? – сказал Доктор.

– Я хочу тебе доказать, что ты водишь такси не потому, что тебя не пускает к кормушке «мафия», а потому, что ты ничего не знаешь.

– Этот английский мне ни на хрен не нужен! Я могу лечить эмигрантов.

– Нет, не можешь, – сказал я. – Тебя на пушечный выстрел нельзя подпускать к больным. Ты не знаешь американских лекарств, ты не умеешь пользоваться справочниками. Мы с тобой говорим не в первый раз: ты не в состоянии объяснить механизм инфаркта. Ты после института не прочел ни одной книжки»

И действительно есть среди прибывших из СССР люди, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к больным.

Но главное это не они, а установки государства по отношению к допуску и не впусканию…

В Израиле бездна их?

Давно известно, что способ решение проблем — более всего выражает отношение и понимание проблемы.

Квалификационный экзамен — свидетельствует о том, что Израиль будто бы до сих пор защищается от переизбытка врачей. Того самого переизбытка, что описан в песне Высоцкого:

«Мишка — врач, он вдруг затих:

В Израиле бездна их,-

Гинекологов одних —

Как собак нерезаных;

Нет зубным врачам пути —

Слишком много просится.

Где на всех зубов найти?

Значит — безработица!»

Израильская медицинаНо эти времена давно прошли. В Израиле бездна врачей? Перебор? Давно уже нет.

Два года назад Израиль потряс социальный протест медиков, выявив проблему жесточайшей нехватки врачей. Особенно — на периферии.

Князь Бисмарк говорил, что политика подобна лесоводству — тот, кто сажает леса, не дождется урожая, а кто собирает урожай, тот его не сажал.
Решение настоящих проблем государства нуждается в долгосрочном планировании.

Нехватка врачей, особенно нехватка врачей на периферии – это не только израильская, но и общемировая проблема. Причем, проблема почти всех цивилизованных стран.

Возьмем для примера гораздо более благополучную Германию. Согласно данным Немецкого объединения врачей, около 24 процентов больниц в старых — и более половины клиник в новых — землях ФРГ не могут найти специалистов на вакантные должности. Это объясняется тем, что между 2007 и 2017 годом на пенсию выйдут 17 827 докторов, работающих в клиниках, 31 820 частнопрактикующих врачей-специалистов и 27 338 семейных врачей. За этот период, однако, будет подготовлено только 63 300 докторов. К тому же ожидается, что ежегодно до 2500 врачей будут эмигрировать в Швейцарию, Великобританию, скандинавские и другие страны.

Сегодня Германия пытается активно привлекать врачей мигрантов, чтоб заткнуть дыры ближайшего будущего и готовить больше медиков на дальнюю перспективу.

Возможности привлечения врачей, облегчения приезжим врачам входа в профессию, переподготовки — это основная головная боль немецкого медицинского ведомства. Вот бы послать к ним Герман, она бы им объяснила, что они ничего не понимают в политике.

В связи со стандартами современного мира молодой врач сначала как минимум шесть лет учился. Потом ещё пять лет проходил ординатуру. Работал как раб на строительстве пирамид, однако не только ничего не сумел скопить, но ещё и влез в долги. Подготовка врача занимает намного больше времени, чем подготовка военного летчика, но от врача не меньше зависит безопасность общества.

Проблема нехватки врачей, кадрового голода в израильских больницах, проблемы ухудшения системы здравоохранения – возникла не вдруг. Хотя госпожа Герман, кинутая волей коалиционных торгов в эту чуждую для нее область, о ней ничего не знает…

Еще в 1987 году государственный контролер перечислил проблемы кадрового состава в области здравоохранения и предложил меры по их решению.

С тех пор, в течение последних двадцати лет работало более 10 комиссий. Они приходили к похожим выводам. Но только ничего не сдвинулось с места.

В начале 90-х израильскую систему здравоохранения спасла большая алия из бывшего Советского Союза, в которой было много профессиональных врачей. Многие новые репатриантки выбрали профессию медсестры в качестве стези профессиональной переквалификации.

И когда госпожа Герман говорит: «Йоэль Развозов из моей партии придет ко мне и скажет, что треть врачей в Израиле – «русские» и я должна дать разрешение не сдавать экзамен и им тоже» — она почему-то забывает, что вот эта треть уже работающих врачей — они квалификационный экзамен уже сдали.

Благодаря алие, на время возникло перепроизводство медицинских работников. Это было ЧУДО! Чудо абсолютно незаслуженное.

Но в Израиле любят воспринимать чудо как норму. Это верно в отношении войны, мира, экономики, социальных проблем, подготовки к землетрясению или тушению пожаров.

Лет двенадцать назад резерв врачей репатриантов иссяк. Тогда же начались разговоры о кадровом голоде. Тогда же эту проблему надо было начинать решать. Но израильская политика реагирует только на проблемы, которые нельзя терпеть здесь и сейчас. Израильское политическое мышление с трудом способно строить стратегию в рамках одной каденции.

И наше министерство здравоохранения до сих пор ведет себя так будто ему надо отбиваться от переизбытка врачей…

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x