Политика

В спальне на службе нации!

Мораль Малка
фото Йотам Ронен ActiveStills

В конце прошлой недели, возле зала торжеств, где состоялась свадьба Мухаммеда и Морель, собрались десятки активистов организации Лехава, протестующих против смешанных браков. Они утверждали, что каждой еврейке, вышедшей замуж за араба, в конце концов потребуется их помощь, так как “арабы женятся на еврейских девушках не из любви, а с целью разрушить еврейский народ.”

Экстремисты? Безусловно. Но вот что говорит в интервью израильскому радио Министр финансов Яир Лапид: «Я был бы против того, чтобы мой сын женился на нееврейке и его дети не были бы евреями». Мол, еврейский народ маленький, у него есть традиции, необходимо их сохранять. А демонстрации протеста на свадьбе осудил. Надо, говорит, проявлять терпимость. Лапид, он умеет дипломатично. И нашим, и вашим. Казалось бы, и борцам за чистоту крови приятно, и за демократию и права человека вступился.

Однако, вспомним, что отец Яира Лапида, Томи Лапид, основал партию Шинуй, цель которой была бороться с религиозным засильем. Сам Лапид однозначно человек светский, не сомневаюсь, что ест креветки и ездит по субботам. Красавец, журналист, гедонист, любимец публики (по крайней мере до того момента, как неосторожно решил занять пост министра финансов). Откуда вдруг такая забота о еврейском наследии?

И не он один. Мне привелось участвовать в группе израильских журналистов, которые совместно изучали Талмуд. Среди них были глава интернет портала ynet, сценарист, работающий на втором канале, журналистка из газеты Хаарец. Цвет, не побоюсь этого слова, израильской либеральной интеллигенции. И на одном из занятий молодой ведущий сказал — вот, когда мой пятилетний сын вырастет, я никогда не буду ему говорить, на ком жениться, а на ком нет. Меня в тот момент позабавило, что он воспринимает это как повод для гордости, вот, мол, какой я свободомыслящий! Каково же было мое потрясение, когда большинство участников высказались в духе “Мол, ты еще молод, не понимаешь». «Только на еврейке!». «Раньше я тоже так считала, но потом поменяла свое мнение”. А один, так вообще сказал: “Я своему сыну однозначно заявил — гулять можешь с кем угодно, но если захочешь жениться на нееврейке — тебе в мой дом путь закрыт”.

Но если вдуматься, ничего удивительного здесь нет. Все структуры национальных проектов работают на то, чтобы укреплять дистанцию между собой и Другим. А что может быть опасней для национальной идеи, чем смешанные семьи? Какие уж тут дистанции! Это касается всех, но в особенности женщин. Предполагается, что женщины несут особую ответственность перед нацией. И потому нация имеет право ограничивать их свободу распоряжаться своим телом. Например, глава социалистической Румынии Чаушеску полагал, что «эмбрион является собственностью румынской нации». Дети, а в особенности сыновья, связаны с представлением о национальной мощи: чем их больше, тем нация сильнее. Вспомним российскую кампанию, поощряющую деторождение «Стране нужны твои рекорды!», на картинке мама с тремя детьми. Что за этим стоит? Страх исчезновения. В других случаях — страх быть поглощенными другими , «черными», иммигрантами, неевреями и проч.

Даже брак с голливудской звездой может восприниматься как угроза. Вот что написал в свое время Барух Марзель в письме израильской манекенщице Бар Рафаэли: «Прежде всего, хочу подчеркнуть, что я ничего не имею против господина Ди Каприо ни как человека, ни как актера. Возможно, он талантливый актер и хороший человек. Но он — гой. А ты не случайно родилась еврейкой. Наверное, твоя бабушка даже в кошмарном сне не видела, чтобы ее правнуки отошли от еврейства, а так и происходит в большинстве случаев, когда еврейские девушки выходят замуж за гоев. Я пишу тебе от имени тех еврейских организаций, которые обеспокоены ростом числа смешанных браков — нам дорога каждая капля еврейской крови! Разбазаривание еврейской крови — самая большая опасность, которая угрожает евреям как нации. Не выходи замуж за Ди Каприо!»,

Не случайно в Израиле не удается решить проблему гражданских браков. Если один из будущих супругов – нееврей, жениху и невесте приходится ехать на Кипр или в Чехословакию, чтобы заключить брак. Не случайно проекты Маса и Таглит, в рамках которых молодые евреи, живущие в диаспоре могут посетить Израиль, называют сексуальным туризмом. Одна из целей проекта – познакомить (а в идеале и поженить) еврейских молодых людей.

Только благодаря рождению в определенной семье, у определенных родителей человек может стать частью национального сообщества. Соответственно, для поддержания национального проекта нужно контролировать брак, рождаемость и сексуальность. Страх кровосмешения становится довлеющим. Это может проявляться в откровенной форме: Эли Бен Дахан, заместитель министра по делам религий назвал смешанные браки “тихой Катастрофой”. В смешной – вспомним предвыборный ролик партии Шас, в котором еврейский юноша восточного происхождения восклицает, обращаясь к своей (явно русской) невесте «Как, ты не еврейка?!» Или в такой якобы мягкой и не агрессивной форме, как у Яира Лапида. Но суть одна — в национальные проекты по определению заложен принцип исключения. Или нет? Или возможно вообразить себе иудаизм, еврейство, сохранение еврейских традиций, которые не будут основаны на принципе чистоты крови?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x