Экономика

Фото: Dana Friedlander

В одной палате

Фото: Dana Friedlander

Фото: Dana Friedlander

Безусловно, никакое общество не бывает гомогенным. Кто-то голосует за правых, кто-то за левых, кто-то верующий, кто-то нет, кто-то против абортов, а кто-то за однополые браки. Общество расколото по бесчисленному множеству осей, и все же в чем-то едино. И это что-то, пожалуй, и придает обществу характер демократического или тоталитарного, религиозного или антиклерикального. Относительное согласие по основным моментам дает людям чувство дома и уверенность. От такого общества знаешь, что ожидать.

Когда же ориентиры начинают слишком резко сдвигаться в одну из сторон, обитатели, так сказать, противоположной стороны теряют почву под ногами, начинают ощущать страх, беспокойство, перестают понимать происходящее. Так случилось в России с ее резким поворотом к тоталитаризму и мракобесию. Нечто подобное мы сейчас наблюдаем в США по поводу Трампа.

Думаете, я снова начну ныть про левых, страшащихся мракобесия в Израиле? Начну, но чуть позже. Некоторое время назад я понял, что первыми жертвами подобного синдрома в нашей стране стали именно правые, на которых «Осло» с Арафатом свалились как снег на голову – а, точнее, как раскаленный свинец. Особенно от этого пострадали две категории населения – религиозные и «русские»: первые из-за идеологической негибкости, вторые – поскольку они не были частью израильского дискурса, переварившего уже и оккупацию, и Первую интифаду, и Мадридские переговоры. Просто приехали себе, жили, а тут привозят главного террориста, и вокруг начинают рваться автобусы. Я тогда был молод, глуп, жил в терроризируемом Иерусалиме и уже начинал писать в своей первой газете именно такие панические статьи.

Правым израильтянам нанесли тогда глубокую душевную рану, на которую потом еще не раз сыпали соль. Вскоре в ту же палату положили левых, травмированных убийством Рабина. Мне это и впрямь напоминает больных, которые, лежа на соседних койках, вечно ссорятся и периодически пытаются драться слабыми, истыканными уколами ручонками.

Если описывать историю Израиля в подобных травмах, следующей, пожалуй, будет одностороннее отделение. В роли пострадавших снова правые. Снова разорваны шаблоны, нарушены все правила. Евреи, изгоняемые евреями из собственных домов – боль и кошмар для тех, кто сильно привязан к земле и национальности. Усугублял чувство дезориентации тот факт, что сей мини-апокалипсис устроил их же герой.

И вот сегодня опять наша очередь. Мы с ужасом наблюдаем, как правительство националистов, демагогов и мракобесов ломает хрупкий общий знаменатель, натравливая одну часть народа на другую. Краткое политологическое отступление: правые политики знают, что основная масса израильтян, разуверившись и в левых, и в правых, находится сейчас в центре, их лояльность к правым партиям весьма относительна. Укрепить ее можно было бы, предложив избирателю реальную перспективу, но такой перспективы у правых нет. Поэтому они предпочитают доказательство от противного, демонизируя оппонентов, чтобы избиратель голосовал за правых, так как левые – вообще предатели, араболюбы и иностранные агенты. Это расчетливая тактика политического выживания, за которую мы платим расколом в обществе.

Лично для меня хевронский инцидент углубил разлом до опасного предела. Несмотря на мой природный оптимизм, меня не покидает чувство, что наша власть умудрилась выпустить джинна из бутылки и уже сама не очень контролирует народный сантимент. Даже в ситуации столь очевидной, когда премьер-министр ведет себя более или менее правильно, масса людей в каком-то угаре умудряется оправдывать военное преступление.

За последние дни мне пришлось прекратить виртуальное общение с рок-музыкантом, маститым ученым, целой стайкой программистов и еще многими, чьи комментарии вызывали во мне физическую тошноту.

Понимаю, это взаимно. Меня тошнит от их принципов, их тошнит от моих. Но я искренне считаю, что сейчас на моей стороне само устройство нашего общества, позволяющее ему, при всех его заморочках, быть относительно современным и свободным. Мы все можем быть свободными, лишь ограничив нашу свободу чужими правами. В том числе правами террориста. На этот раз я не защищаю свои взгляды, не нападаю на чужие. Я защищаю лишь наш общий знаменатель, который, несмотря на все разногласия и причиненные друг другу травмы, до сих пор удавалось сохранить.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x