Экономика

Вторая мировая война: жертвы-преступники

 

Германский посол Ганс-Адольф фон Мольтке, лидер Польши Юзеф Пилсудский, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на встрече в Варшаве 15 июня 1934 г., через 5 месяцев после подписания Договора о ненападении между Германией и Польшей.

Германский посол Ганс-Адольф фон Мольтке, лидер Польши Юзеф Пилсудский, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс и министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на встрече в Варшаве 15 июня 1934 г., через 5 месяцев после подписания Договора о ненападении между Германией и Польшей.

Несколько дней назад произошел интересный международный скандальчик. Washington Post опубликовал выдержки из речи, с которой директор ФБР Джеймс Коми выступил на торжественном обеде в Мемориальном музее Холокоста. В своей речи директор ФБР говорил, что считает Холокост самым значимым событием в человеческой истории, поскольку это было самое ужасное проявление бесчеловечности в мировой истории. «Но это также было самое ужасное проявление нашей способности к злу, нашей нравственной капитуляции» — заявил Джеймс Коми.

Говоря о нравственной капитуляции и потворстве злу, Коми сказал:  «Убийцы и их сообщники в Германии, Польше и Венгрии и во многих других странах не считали в глубине души, что совершают преступления. Они убедили себя, что это правильно, что они должны это делать. Вот чем занимались люди. И это должно пугать нас по-настоящему».

Польша натурально возмутилась словами директора ФБР. Как это: поляки помогали убивать евреев? Президент Польши Бронислав Коморовский заявил, выступая по телевидению, что подобные высказывания являются оскорблением тысяч поляков, которые помогали евреям.

«Тем, кто не способен представить историческую правду честным образом, я хочу сказать, что Польша была не виновницей, а жертвой Второй мировой войны. Хотелось бы, чтобы официальные лица, которые высказываются по этому вопросу, обладали знаниями истории», — так отреагировала на слова Коми премьер-министр Польши Эва Копач.

Министерство иностранных дел Польши немедленно вызвало посла США в Варшаве и потребовало от него извинений в связи с высказываниями о Холокосте, с которыми выступил директор ФБР Джеймс Коми. Американский посол Стивен Малл вынужден был принести извинения. И заявил после беседы в польском МИДе, что США считают, за Холокост «несет ответственность лишь нацистская Германия».

Джеймс Коми

Джеймс Коми

Washington Post вынужден был опубликовать опровержение Энн Аппельбаум, которая ведет международную колонку в этой газете, руководит программами глобальных преобразований в лондонском институте Legatum, а по совместительству является женой спикера польского парламента.  Энн Аппельбаум обвинила директора ФБР в исторической безграмотности.

Речь Коми действительно изобилует благоглупостями и слабым пониманием истории, которые характерны для высокопоставленных американских чиновников и их спичрайтеров. Безусловно, в плане ответственности за Холокост поляков нельзя ставить в один ряд с немцами. В результате директору ФБР пришлось самому извиниться в личном письме  послу Польши в США Рышарду Шнепфу, которое и было передано ему лично в руки. Копия документа размещена на сайте МИД Польши. «Я сожалею, что в своем выступлении связал Германию и Польшу, так как Польша на самом деле была оккупирована Германией. Польское государство не несет никакой ответственности за ужасы, которые творили нацисты», — говорится в тексте. Коми добавил, что в своем заявлении, сделанном во время посещения Музея холокоста в Вашингтоне, неправильно подобрал названия стран.

Однако, дело не в этом. Дело в самопредставлении поляков, которые считают себя лишь жертвами Второй мировой. Может быть самыми большими жертвами. Ну ладно, на втором месте после евреев, с тоской согласится польский публицист. В польском нарративе их страна жертва, а вокруг нее агрессоры с Запада (Германия) и Востока (СССР). Польша выставляет невинной жертвой раздела между двумя хищниками — Гитлером и Сталиным. Поляки же всегда боролись и с теми и с другими, а во время войны самоотверженно спасали евреев.

Польский публицист Якуб Бежиньский пишет: «Сила и масштаб реакции — наводит на размышления. Не хочет ли польская общественность этим солидарным криком прикрыть какую-то большую занозу, сидящую в нашем коллективном сознании? Не вскрыла ли реакция на слова Коми глубоко спрятанные подсознательные коллективные страхи?»

Польша и Гитлер

Когда поляки, сами делают то, что их оскорбило в речи Коми, сами ставят на одну доску Гитлеровскую Германию и Советский Союз, который её сокрушил, то они обосновывают своё перечисление зла тем, что:

1) Советский Союз подписал с Гитлером акт о ненападении.
2) Замарался экономическим сотрудничеством с Гитлером.
3) Воспользовался гитлеровской агрессии соседней страны, чтоб увеличить свою территорию.

Всё это чистая правда..

Но правда так же, что если следовать этой логики, то Польша — не менее виновна, чем СССР.

Поскольку Польша была первым государством, которое признало Гитлера. Если «Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом» был подписан 23 августа 1939 года, то Польша подобный договор подписала за пять с половиной лет до этого. 26 января 1934 года Польша и Германия подписали Пакт о ненападении сроком на 10 лет. Почему-то никто не называет это соглашение «пактом Гитлера-Пилсудского», хотя оснований для этого более чем достаточно.

4 ноября 1935 года Польша и Германия подписали Соглашение об экономическом сотрудничестве.

Помимо этого, Польша также подписала отдельное соглашение с министерством пропаганды Геббельса об отказе от враждебных по содержанию публикаций в печати, а также программ на радио и кинофильмов.

Во время Мюнхенского сговора польское правительство активно стремилось стать пятым участником (наряду с Германией, Великобританией, Францией и Италией) конференции держав по разделу Чехословакии. И Варшава (это подтверждают многочисленные документы), была весьма раздосадована тем, что ее не пригласили в качестве пятого участника Мюнхенского соглашения. Поэтому, когда Гитлер, нарушив предыдущие договоренности с британцами и французами, пошел на окончательное поглощение Чехословакии, то Польша подсуетилась. Воспользовавшись Гитлеровской агрессией поляки отхватили себе Тешинскую Селезию. То есть сделале тоже самое, что годом позже, воспользовавшись падением Польши, сделал СССР.

Пестуя представление о себе как о жертве и только как о жертве, поляки не хотят замечать, что польские переговоры о партнерстве с Гитлером велись даже в 1939 году.

Польское правительство обсуждало с немецким планы совместного нападение на СССР. В 2005 г. один из ведущих историков Польши Павел Вечоркович открыто сетовал на то, что в 1939 г. Польша так и не сумела договориться с Гитлером: «Мы могли бы найти на стороне рейха почти такое же место, как Италия… В итоге мы были бы в Москве, где Адольф Гитлер вместе с Рыдз-Смиглы принимали бы парад победоносных польско-германских войск».

Отказ от победы

В 2009 году одну израильскую журналистку пригласили в Польшу на… «празднование юбилея начала Второй мировой войны». Она не смогла вспомнить, чтобы когда-нибудь с такой пышностью в Польше отмечали День Победы или день освобождения Варшавы. Удивленная журналистка задала вопрос: «Панове, что ж вы празднуете начало войны?» На что представитель польской стороны назвал ей причину: «…потому что мы не победили, мы жертвы».

До какой степени надо было увлечься борьбой с «русским империализмом», чтобы забыть, что у поляков есть свое почетное место в антигитлеровской коалиции?! И выкинуть в помойку этот исторический и моральный капитал?!

Да, Вторая мировая мировая война была действительно самой великой битвой с самым ужасным злом за всю историю человечества. Да, 1945 год стал точкой отсчета истории той цивилизации, в которой мы живем сегодня. Да, Вторая мировая война была одной из самых важных «развилок», которые прошло человечество в минувшем столетии – а может и за всю свою историю. Та модель мира, в которой мы сегодня существуем, конфликтуем, ссоримся, миримся, дружим и спорим – это модель созданная в результате Великой Победы во Второй мировой войне.

Но предвоенная история Европы — типичный русский роман — роман без положительного героя. Отрицательных — было сколько угодно. Были отрицательные, ещё более отрицательные, просто ужасные, а положительного — ни одного. И Польша — не исключение.

Лелеющие образ жертвы, хоть в Варшаве, хоть в Будапеште, не видят всей сложности и диалектики истории Второй мировой, где жертвы порой начинали как преступники или соучастники преступлений, а преступники завершали как жертвы (та же Германия — изнасилованная, разграбленная, разрушенная, принявшая миллионы депортированных из Восточной Европы немцев, разделенная на десятилетия — стала жертвой войны, которую сама же и развязала).

Об участии поляков в Холокосте

Конечно, навечно покрыты славой польские Праведники народов мира, которые спасали евреев. Но, массовое уничтожение евреев на оккупированных Германией территорией не было бы возможно без сотрудничества местного населения. И это сотрудничество в разных странах было разным. В некоторых странах, как, например, Дания, население сделало все возможное, чтоб спасти евреев от гибели. А в уничтожении евреев в Польше активное участие принимали сами поляки — как коллаборационисты, так и польские националисты, которые вроде бы сопротивлялись нацистам. Польский ученый Станислав Музиаль утверждает, что во время немецкой оккупации многие поляки верили в наличие у Польши двух врагов — внешнего (немцы), и внутреннего (евреи). Иными словами, не было изначального противоречия между польским патриотизмом и участием в кампании по очищению Польши от евреев. Радикальные антисемитские проявления на государственном уровне в Польше начались задолго до её оккупации Гитлером. И не закончились с освобождением Польши от нацистской оккупации.

Есть поразительная книга
американского историка польско-еврейского происхождения Яна Томаша Гросса «Соседи. История уничтожения еврейского местечка» о массовом уничтожении евреев поляками в небольшом городке Едвабне под Белостоком 10 июля 1941-го года. Сначала их убивали поодиночке – палками, камнями, мучили, отрубали головы, оскверняли трупы. Потом около полутора тысяч оставшихся в живых были загнаны в огромный сарай и сожжены живьем.  Долгое время считалось, что погром совершили немецкие каратели, однако Гросс доказал, что погромщики были поляками. Погром был совершён местными жителями без немецкой помощи

Директор Израильского совета по международным отношениям (Israel Council on Foreign Relations), действующего под эгидой Всемирного еврейского конгресса Лоуренс Вайнбаум, резко раскритиковавший выступления Джеймса Коми, в то же время пишет: «Сегодня знаем, что в уничтожении и грабеже своих еврейских соседей участвовало больше поляков, чем мы думали прежде. Многие поляки увидели в устранении евреев из Польши один благотворный результат предосудительной во всем остальном оккупации. Для самых непорядочных людей Холокост стал настоящим Эль-Дорадо, дав им возможности для самообогащения и потакания своим прихотям. Для кого-то соблазн оказался непреодолимым, и они уже не чурались убийств, изнасилований и воровства, совершая эти преступления наряду с немцами.

Антисемитизм загрязнил все пространство современной истории Польши. Здание Юденрата в Варшаве

Антисемитизм загрязнил все пространство современной истории Польши. Здание Юденрата в Варшаве

Зимой 1940 года отважный эмиссар польского подполья Ян Карский, позднее ставший легендарным профессором Джорджтаунского университета (я имел честь быть одним из его студентов и помощников) и считающийся в Польше национальным героем, представил свой первый доклад правительству в изгнании. Он назвал отношение поляков к евреям «бесчеловечным, порой безжалостным». Карский заявлял: «Значительная часть людей пользуется теми прерогативами, которые они получили в новой ситуации… в определенной мере это сближает поляков с немцами». «Антисемитизм, — писал он, — сродни узкому мосту, на котором немцы и… значительная часть польского общества находят взаимопонимание». Правда состоит в том, что в оккупированной Польше немцы часто оставляли местные органы власти в целости и сохранности, и в этой обстановке многие чиновники пользовались своими полномочиями таким образом, что это несло смерть жителям-евреям».

Давая интервью газете Haaretz во время официального визита в Израиль в 2011 году, бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский объявил: «Холокост, имевший место на нашей земле, осуществлялся против нашей воли другими». Но современные исследования, не только американские, израильские, немецкие, но и кропотливые исследования польских историков Барбары Энгелькинг, Яна Грабовского, Алины Скибинской и некоторых других ученых заставляют нас более пристально взглянуть на такое явление как пособники Холокоста, а также на его исполнителей, безучастных наблюдателей, спасителей и жертв.

«Склоняя головы перед исключительным героизмом и жертвенностью тысяч поляков, которые рискуя жизнью спасали евреев и тем самым вписали славную страницу в историю своей страны, мы должны признать, что без участия в Холокосте (речь здесь не просто о безразличии или апатии) местного населения, выживших евреев было бы больше» — пишет Лоуренс Вайнбаум.

Фотография из рапорта Юргена Штропа, руководившего подавлением восстания в Варшавском гетто. Оригинальная подпись гласила: «Силой извлеченные из убежища».

Фотография из рапорта Юргена Штропа, руководившего подавлением восстания в Варшавском гетто. Оригинальная подпись гласила: «Силой извлеченные из убежища».

Когда горело гетто

«Когда горело гетто,
Когда горело гетто,
Варшава изумлялась
Четыре дня подряд.
И было столько треска,
И было столько света,
И люди говорили:
— Клопы горят
»

Александр Аронов «Гетто. 1943 год»

В Польше любят вспоминать о том, как советские войска не поспешили на помощь варшавскому восстанию, позволив ему захлебнуться в собственной крови. И не любят вспоминать о том, как во время подавления восстания в варшавском гетто за его заборам работала карусель и не прекращались городские гулянья, несмотря на мешающие звуки залпов.

«В Варшаве, у карусели,
В погожий весенний вечер,
Под звуки польки лихой.
Залпы за стенами гетто
Глушила лихая полька,
И подлетали пары
В весеннюю теплую синь.

А ветер с домов горящих
Сносил голубкaми хлопья,
И едущие на карусели
Ловили их на лету.
Трепал он девушкам юбки,
Тот ветер с домов горящих,
Смеялись веселые толпы
В варшавский праздничный день».

 

Чеслав Милош «CAMPO DI FIORI» (Перевод с польского Натальи Горбаневской)


Польша боится предъявления счета

Одна из причин столь нервной реакции на обвинения в соучастии в Холокосте заключается в… распространенном в Польше страхе, что евреи и Израиль могут предъявить полякам счет — требования финансовой компенсации.

Польский публицист Якуб Бежиньский пишет: «В рамках общепринятого дискурса роли разделены очень четко: одетый в черный мундир эсэсовец убивает застывшего от страха еврея. Для нас, поляков, написана роль немого свидетеля, парализованного масштабом и жестокостью этого преступления. Но что произошло с имуществом трех миллионов польских граждан еврейской национальности? Оно растворилось? Какую его часть немцы были способны вывезти в Рейх? Что помимо произведений искусства, драгоценностей и золота им было выгодно забирать? Что произошло с остальным? Три миллиона людей — это довольно много, и были это в основном ремесленники, торговцы и мещане: городское население, поколениями накапливавшее капитал. Все пропало? Вместе с трактирами, квартирам, домами, заводиками? Немцы вывезли?».

Руководитель польской Региональной партии Болеслав Борисюк сказал мне в интервью (смотрите ролик в конце статьи), что в польских панических слухах даже называется сумма, которую евреи якобы хотят вытребовать у поляков, — 60 миллиардов долларов.

«Когда горело гетто...»

«Когда горело гетто…»

Избирательный подход к исторической правде

И напоследок приведу две цитаты, которые лучше всего подытожат смысл этой заметки.

«Еврейский вопрос в историографии времен войны словно свободно висящая нитка в тонкой ткани — стоит за нее потянуть посильнее, и весь искусный узор распустится. Оказывается, что антисемитизм загрязнил все пространство современной истории Польши и превратил его в постыдную тему, вызывая к жизни версии многих событий, призванные играть роль фигового листка. Но история общества — это не что иное, как коллективная биография. И, как и в биографии — жизнеописании, которое состоит на деле из отдельных эпизодов, — все в истории общества взаимосвязано. И если в каком-то пункте биографии есть ложь, то все, что произойдет позже, тоже будет каким-то образом не подлинное, проникнутое беспокойством и неуверенностью. И в результате вместо того, чтобы жить собственной жизнью, мы будем недоверчиво оглядываться, пытаясь догадаться, что о нас думают другие, отвлекать внимание от стыдных эпизодов в прошлом и все время защищать свое доброе имя, усматривая в каждой своей неудаче заговор чужаков. Польша в этом отношении не исключение в Европе. И, как и в случае обществ нескольких других стран, чтобы обрести собственное прошлое, мы будем должны рассказать о нем себе заново» — писал автор книги «Соседи. История уничтожения еврейского местечка» Ян Томаш Гросс.
Польский историк из познаньского Университета им.А.Мицкевича Анна Вольф-Повенская говорит: «Мы выбираем из прошлого славные моменты: победы, почетные поражения, героизм, отчаянное мужество. Критический патриотизм выберет, скорее, антисемитизм, сотрудничество с Гитлером или другие случаи не слишком достойного поведения людей. Сторонники объединения на основе гордости считают, что демонстрация негативных страниц нашей истории (а ведь мы не всегда были ангелами) – это путь к строительству общности на основе позора. Но это чистое манихейство, дихотомия добра и зла, света и тени, а здесь суть в другом. В демократической национальной идентичности следует, скорее, объединить все фрагменты истории. Как те, которыми мы гордимся, так и те, что наполняют нас стыдом. Избирательный подход к исторической правде не принесет нам авторитета в мире, вопреки тому, что думают некоторые политики. Более того, если присмотреться, окажется, что эффект такой пропаганды бывает прямо противоположен. Объективность и умение критически смотреть на свое прошлое необходимо для политического партнерства. В противном случае нам не будут доверять».

Post scriptum:
Эту статью я закончил писать более недели тому назад. Но не отправил её редактору сайта РеЛевант (извини!), поскольку не считал корректным публиковать это без реакции польской стороны. Мне хотелось поговорить на эту тему с польским историком, политиком или журналистом. Такая возможность выпала мне 2-го мая в Одессе. Болеслав Борисюк, с которым я познакомился на траурных мероприятиях на Куликовом поле, и политик — руководитель Региональной партии Польши, и историк — автор нескольких книг на исторические темы, и специалист по периоду оккупации Польши, и человек много лет проработавший в СМИ. Ниже беседа, которую я советую внимательно прослушать. Я старался почти не перебивать…

 

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x