Хагай МатарWP_Post Object ( [ID] => 23746 [post_author] => 198 [post_date] => 2016-11-04 09:30:09 [post_date_gmt] => 2016-11-04 07:30:09 [post_content] => [caption id="attachment_23748" align="aligncenter" width="496"]Генералы Симхони, Моше Даян и Яффэ в Шарм а-Шейхе, 1956 год Военнокомандующие Симхони, Моше Даян и Яффэ в Шарм эш-Шейхе, 1956 год. фото: Википедия[/caption] Ровно шестьдесят лет назад Израиль начал войну в Синае. Война эта почти забыта, и в израильском коллективном сознании ей не придается большой важности. Однако на самом деле она была очень существенной в плане изменения отношения к Израилю в арабском мире. Это была первая война после Войны за независимость 1948 г., первая, начатая Израилем, и она имела драматические последствия, о многих из которых у нас не принято говорить. Самым важным последствием войны стало то, что почти полностью испарились готовность соседних арабских государств к возможному заключению соглашения с Израилем. А такая готовность имела место вскоре после окончания войны 1948 г. Однако после Синайской кампании прошло более 20 лет, прежде чем она реализовалась. В годы, предшествовавшие войне в Синае, предложения о мире поступали от разных арабских государств периодически. Пусть в неявной форме, по самым разным каналам, некоторые из которых были закрытыми (а некоторые открытыми) – но они поступали. Война положила конец этим предложениям. Она также вбила последний гвоздь в крышку гроба, где оказались похоронены отношения между египетским государством и его древней еврейской общиной. Израильский друг Насера Израильский нарратив, касающийся Синайской кампании, довольно прост. Израилю приходилось противостоять проникновению групп «федаинов» из Газы (а также из Иордании и Сирии), которые убивали израильских граждан, а также морской блокаде со стороны Египта Тиранских проливов и Суэцкого канала. Вдобавок к этому Египет подписал соглашение о поставках оружия с Чехословакией, которое «нарушало баланс вооружений», как это представляется на сайте ЦАХАЛа. Поэтому у  нас не было другого выхода, кроме как начать превентивную войну. Верно, «федаины» убивали мирных израильтян. Верно, имела место частичная морская блокада (хоть и намного менее жесткая, чем та, которой Израиль подверг Газу в последние годы). Однако для лучшего понимания того, что произошло в 1956 г., нужно рассмотреть более широкий региональный и мировой контекст. Начало 50-х годов было периодом подъема двух новых сверхдержав [США и СССР], а также установления нового регионального порядка – под знаком прекращения прямого колониального господства таких стран, как Франция и Британия. На всем пространстве Азии, Среднего Востока, Африки возникали новые государства в ходе борьбы против двух этих колониальных держав, которые в XIX - начале XX веках подчинили себе огромную часть мира. В этой связи на разных региональных и глобальных форумах раз за разом возникал вопрос: какое место займет в этих процессах Израиль. С одной стороны – это государство эмигрантов, в большинстве своем из Европы, возникшее в противостоянии с арабским окружением. Его создание сопровождалось исходом сотен тысяч беженцев, и возвращению их в родные места Израиль препятствовал, вопреки решениям ООН. С другой стороны – это свободная страна, родившаяся, как и многие другие государства региона, в борьбе с британским колониализмом за свою независимость. Различные силы в арабском мире (в основном левоориентированные) верили, что можно будет установить с Израилем партнерство на базе антиимпериализма. После «революции офицеров» в Египте в 1952 г. Гамаль Абдель-Насер пытался - по самым разным каналам – продвинуть соглашение с Израилем. В одном из предложений, неофициально переданных премьер-министру Моше Шарету, говорилось, например, об открытии морских путей и об уменьшении вооруженной конфронтации на границе, если Израиль поддержит эвакуацию англичан из зоны Суэцкого канала – и это только в качестве первого шага в процессе улучшения отношений. [caption id="attachment_23751" align="aligncenter" width="424"]Гамаль Абдель Насер, фото: Википедия Гамаль Абдель Насер, фото: Википедия[/caption] Насер, который во время войны 1948 г. командовал подразделением в «анклаве Фалуджа» (ныне район Кирьят-Гата), в ходе боев познакомился с Ерухамом Коэном, одним из помощников Игаля Алона. Дружеские отношения между ними продолжались и после войны. Когда в результате «революции офицеров» в Египте был свергнут король Фарук, ориентировавшийся на Британию, Насер несколько раз пытался пригласить Коэна на встречу в Каире или в каком-либо нейтральном государстве. Тогдашний редактор газеты «Этот мир» Ури Авнери был свидетелем этих контактов. Однако Министерство иностранных дел не дало согласия на поездку Коэна. Были, однако, и более прямые попытки. На протяжении 1952-53 годов Насер использовал посольство Египта в Париже как канал для контактов с израильским посольством в попытке начать переговоры. Другие попытки такого рода осуществлялись через израильтянина египетского происхождения Джо Голана, который был сотрудником арабского отдела Еврейского агентства. Однако и они были отвергнуты МИДом. Подавить восстание алжирцев Все эти годы в Израиле были те, кто уже готовился к будущей войне и прикидывал, как ее инициировать. Уже в 1951 г., после убийства в Иордании короля Абдаллы, глава правительства Бен Гурион прорабатывал план оккупации Западного берега Иордана и сотрудничества с англичанами в целях занятия Синая. И в период, когда во главе правительства стоял умеренный Моше Шарет, «ястребиная троица» - Бен Гурион, Моше Даян и Шимон Перес – подталкивала страну к войне с Египтом. Начальник Генштаба Даян стремился обострить ситуацию путем крайне жестких ответов на вылазки «инфильтрантов», надеясь спровоцировать Египет на военные действия. Попытка вовлечь Египет в войну не тогда сработала. Однако нервы Насера были на пределе. После еще одного удара Израиля по Газе в феврале 1955 г., унесшего жизни 38 египетских солдат, Насер заявил в интервью, что до того момента он еще надеялся достичь мирного соглашения с Израилем, однако последняя атака побудила его закупить оружие в Чехословакии. Это было то самое оружие, которое позже послужило Израилю поводом для нападения. Параллельно с этим гендиректор Министерства обороны Шимон Перес действовал на дипломатическом фронте: оформлял союз с Францией, добился открытия в Димоне не имевшего прецедентов «текстильного завода», а после национализации Суэцкого канала Насером выступал за совместную с двумя колониальными державами операцию Израиля по захвату Синайского полуострова. Помимо проблемы канала Перес также уловил беспокойство французов по поводу поддержки, которую Насер оказывал Фронту национального освобождения Алжира, пытавшемуся добиться независимости от Франции. Он предложил действовать совместно, чтобы устранить Насера и нанести удар антиколониальным движениям на Среднем Востоке и в Северной Африке. Крушение мирных инициатив И вот пришла война. По заранее разработанному плану Израиль атаковал египетские силы и занял Синайский полуостров (при французской поддержке с воздуха), в то время как французы и англичане присоединились к военным действиям, стремясь снова завладеть своим главным колониальным достоянием: Суэцким каналом. За восемь дней Израиль сумел оккупировать весь Синайский полуостров и выйти к каналу. В боях погибли 177 израильских солдат около 3000 египетских. Бен Гурион объявил о возникновении «Третьего израильского царства», о возвращении на Гору Синай и к Проливу Соломона (Тиранскому). [caption id="attachment_23753" align="aligncenter" width="498"]Израильские десантники в Синае, 1956 год. Фото: Авраам Веред, для газеты "Бамахане". Источник: Википедия Израильские десантники в Синае, 1956 год. Фото: Авраам Веред, для газеты "Бамахане". Источник: Википедия[/caption] Однако «Третье израильское царство» оказалось недолговечным. США и СССР объявили Англии, Франции и Израилю, что они должны отступить, оставив Синай и Суэцкий канал, и граница между Израилем и Египтом  прошла заново точно по той же линии, что и после окончания войны 1948 года. Главным достижением Израиля в той войне стало устрашение. С того момента и до 1967 г. наша страна наслаждалась относительной безопасностью, при значительном сокращении числа приграничных инцидентов.  Наряду с этим в тот период имел место упадок мирных инициатив, какого не было ни до, ни после. Насер, а с ним и другие арабские лидеры, которые прежде всячески зондировали возможности заключения мира с молодым еврейским государством, полностью отказались от подобных вариантов. Всякое обсуждение этой темы в арабском мире прекратилось – даже в левых кругах, которые раньше рассматривали Израиль в качестве потенциального партнера в антиимпериалистической борьбе. Израиль стали безоговорочно воспринимать как союзника Запада и страну, стремящуюся к территориальной экспансии. Главное достижение - устрашение Следует подчеркнуть: никто не может знать, что случилось бы, если бы Израиль откликнулся на мирные предложения Насера или других лидеров в период 1949-56 годов. Неизвестно, привело ли бы это к подлинным соглашениям, и каким было бы их содержание. Невозможно понять, как выглядел бы наш регион, если бы не было «акций возмездия», союза с Францией и Британией, оккупации Синая. Нельзя также пренебречь официальными поводами для войны, в первую очередь вылазками «федаинов» против мирных израильских жителей (хотя в период непосредственно перед войной их число сократилось). И при всем при том, Синайская кампания – первая война после того, как еврейское государство утвердилось, – дала Египту и всему региону ясный сигнал относительно того, на чьей стороне Израиль в глобальном противостоянии. Этот же сигнал мы транслируем и по сей день.  *Примечание: значительная часть данного текста базируется на книге Залмана Амита и Дафны Левит Israeli Rejectionism, вышедшей в свет в издательстве Pluto в 2011 г. – об отказе Израиля от мирных попыток. Я принимал участие в исследовательской работе, посвященной этой книге. Среди других источников этого текста – монументальная биография Давида Бен Гуриона, написанная Михаэлем Бар Зохаром, книга Моти Голани «Войны не случаются сами собой», «Железная стена» Ави Шлайма, книга воспоминаний Джо Голана «Страницы дневника» и др.      Оригинал публикации на сайте Сиха Мекомит [post_title] => Войне в Синае - 60 лет [post_excerpt] => Ровно шестьдесят лет назад Израиль начал войну в Синае. Война эта почти забыта, и в израильском коллективном сознании ей не придается большой важности. Однако на самом деле она была очень существенной в плане изменения отношения к Израилю в арабском мире. Это была первая война после Войны за независимость 1948 г., первая, начатая Израилем, и она имела драматические последствия, о многих из которых у нас не принято говорить. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => %d0%b2%d0%be%d0%b9%d0%bd%d0%b5-%d0%b2-%d1%81%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d0%b5-60-%d0%bb%d0%b5%d1%82 [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2016-11-02 17:37:42 [post_modified_gmt] => 2016-11-02 15:37:42 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=23746 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Войне в Синае — 60 лет

Ровно шестьдесят лет назад Израиль начал войну в Синае. Война эта почти забыта, и в израильском коллективном сознании ей не придается большой важности. Однако на самом деле она была очень существенной в плане изменения отношения к Израилю в арабском мире. Это была первая война после Войны за независимость 1948 г., первая, начатая Израилем, и она имела драматические последствия, о многих из которых у нас не принято говорить.

Хагай Матар // 04/11 // Арабский мир, Динамика событий, Еврейский мир, История вопроса, Мнения, Неизвестная история, Новые публикации, Топ-тексты
Генералы Симхони, Моше Даян и Яффэ в Шарм а-Шейхе, 1956 год

Военнокомандующие Симхони, Моше Даян и Яффэ в Шарм эш-Шейхе, 1956 год. фото: Википедия

Ровно шестьдесят лет назад Израиль начал войну в Синае. Война эта почти забыта, и в израильском коллективном сознании ей не придается большой важности. Однако на самом деле она была очень существенной в плане изменения отношения к Израилю в арабском мире. Это была первая война после Войны за независимость 1948 г., первая, начатая Израилем, и она имела драматические последствия, о многих из которых у нас не принято говорить.

Самым важным последствием войны стало то, что почти полностью испарились готовность соседних арабских государств к возможному заключению соглашения с Израилем. А такая готовность имела место вскоре после окончания войны 1948 г. Однако после Синайской кампании прошло более 20 лет, прежде чем она реализовалась. В годы, предшествовавшие войне в Синае, предложения о мире поступали от разных арабских государств периодически. Пусть в неявной форме, по самым разным каналам, некоторые из которых были закрытыми (а некоторые открытыми) – но они поступали. Война положила конец этим предложениям. Она также вбила последний гвоздь в крышку гроба, где оказались похоронены отношения между египетским государством и его древней еврейской общиной.

Израильский друг Насера

Израильский нарратив, касающийся Синайской кампании, довольно прост. Израилю приходилось противостоять проникновению групп «федаинов» из Газы (а также из Иордании и Сирии), которые убивали израильских граждан, а также морской блокаде со стороны Египта Тиранских проливов и Суэцкого канала. Вдобавок к этому Египет подписал соглашение о поставках оружия с Чехословакией, которое «нарушало баланс вооружений», как это представляется на сайте ЦАХАЛа. Поэтому у  нас не было другого выхода, кроме как начать превентивную войну.

Верно, «федаины» убивали мирных израильтян. Верно, имела место частичная морская блокада (хоть и намного менее жесткая, чем та, которой Израиль подверг Газу в последние годы). Однако для лучшего понимания того, что произошло в 1956 г., нужно рассмотреть более широкий региональный и мировой контекст.

Начало 50-х годов было периодом подъема двух новых сверхдержав [США и СССР], а также установления нового регионального порядка – под знаком прекращения прямого колониального господства таких стран, как Франция и Британия. На всем пространстве Азии, Среднего Востока, Африки возникали новые государства в ходе борьбы против двух этих колониальных держав, которые в XIX — начале XX веках подчинили себе огромную часть мира.

В этой связи на разных региональных и глобальных форумах раз за разом возникал вопрос: какое место займет в этих процессах Израиль. С одной стороны – это государство эмигрантов, в большинстве своем из Европы, возникшее в противостоянии с арабским окружением. Его создание сопровождалось исходом сотен тысяч беженцев, и возвращению их в родные места Израиль препятствовал, вопреки решениям ООН. С другой стороны – это свободная страна, родившаяся, как и многие другие государства региона, в борьбе с британским колониализмом за свою независимость.

Различные силы в арабском мире (в основном левоориентированные) верили, что можно будет установить с Израилем партнерство на базе антиимпериализма. После «революции офицеров» в Египте в 1952 г. Гамаль Абдель-Насер пытался — по самым разным каналам – продвинуть соглашение с Израилем. В одном из предложений, неофициально переданных премьер-министру Моше Шарету, говорилось, например, об открытии морских путей и об уменьшении вооруженной конфронтации на границе, если Израиль поддержит эвакуацию англичан из зоны Суэцкого канала – и это только в качестве первого шага в процессе улучшения отношений.

Гамаль Абдель Насер, фото: Википедия

Гамаль Абдель Насер, фото: Википедия

Насер, который во время войны 1948 г. командовал подразделением в «анклаве Фалуджа» (ныне район Кирьят-Гата), в ходе боев познакомился с Ерухамом Коэном, одним из помощников Игаля Алона. Дружеские отношения между ними продолжались и после войны. Когда в результате «революции офицеров» в Египте был свергнут король Фарук, ориентировавшийся на Британию, Насер несколько раз пытался пригласить Коэна на встречу в Каире или в каком-либо нейтральном государстве. Тогдашний редактор газеты «Этот мир» Ури Авнери был свидетелем этих контактов. Однако Министерство иностранных дел не дало согласия на поездку Коэна.

Были, однако, и более прямые попытки. На протяжении 1952-53 годов Насер использовал посольство Египта в Париже как канал для контактов с израильским посольством в попытке начать переговоры. Другие попытки такого рода осуществлялись через израильтянина египетского происхождения Джо Голана, который был сотрудником арабского отдела Еврейского агентства. Однако и они были отвергнуты МИДом.

Подавить восстание алжирцев

Все эти годы в Израиле были те, кто уже готовился к будущей войне и прикидывал, как ее инициировать. Уже в 1951 г., после убийства в Иордании короля Абдаллы, глава правительства Бен Гурион прорабатывал план оккупации Западного берега Иордана и сотрудничества с англичанами в целях занятия Синая. И в период, когда во главе правительства стоял умеренный Моше Шарет, «ястребиная троица» — Бен Гурион, Моше Даян и Шимон Перес – подталкивала страну к войне с Египтом. Начальник Генштаба Даян стремился обострить ситуацию путем крайне жестких ответов на вылазки «инфильтрантов», надеясь спровоцировать Египет на военные действия.

Попытка вовлечь Египет в войну не тогда сработала. Однако нервы Насера были на пределе. После еще одного удара Израиля по Газе в феврале 1955 г., унесшего жизни 38 египетских солдат, Насер заявил в интервью, что до того момента он еще надеялся достичь мирного соглашения с Израилем, однако последняя атака побудила его закупить оружие в Чехословакии. Это было то самое оружие, которое позже послужило Израилю поводом для нападения.

Параллельно с этим гендиректор Министерства обороны Шимон Перес действовал на дипломатическом фронте: оформлял союз с Францией, добился открытия в Димоне не имевшего прецедентов «текстильного завода», а после национализации Суэцкого канала Насером выступал за совместную с двумя колониальными державами операцию Израиля по захвату Синайского полуострова. Помимо проблемы канала Перес также уловил беспокойство французов по поводу поддержки, которую Насер оказывал Фронту национального освобождения Алжира, пытавшемуся добиться независимости от Франции. Он предложил действовать совместно, чтобы устранить Насера и нанести удар антиколониальным движениям на Среднем Востоке и в Северной Африке.

Крушение мирных инициатив

И вот пришла война. По заранее разработанному плану Израиль атаковал египетские силы и занял Синайский полуостров (при французской поддержке с воздуха), в то время как французы и англичане присоединились к военным действиям, стремясь снова завладеть своим главным колониальным достоянием: Суэцким каналом. За восемь дней Израиль сумел оккупировать весь Синайский полуостров и выйти к каналу. В боях погибли 177 израильских солдат около 3000 египетских. Бен Гурион объявил о возникновении «Третьего израильского царства», о возвращении на Гору Синай и к Проливу Соломона (Тиранскому).

Израильские десантники в Синае, 1956 год. Фото: Авраам Веред, для газеты "Бамахане". Источник: Википедия

Израильские десантники в Синае, 1956 год. Фото: Авраам Веред, для газеты «Бамахане». Источник: Википедия

Однако «Третье израильское царство» оказалось недолговечным. США и СССР объявили Англии, Франции и Израилю, что они должны отступить, оставив Синай и Суэцкий канал, и граница между Израилем и Египтом  прошла заново точно по той же линии, что и после окончания войны 1948 года.

Главным достижением Израиля в той войне стало устрашение. С того момента и до 1967 г. наша страна наслаждалась относительной безопасностью, при значительном сокращении числа приграничных инцидентов.  Наряду с этим в тот период имел место упадок мирных инициатив, какого не было ни до, ни после. Насер, а с ним и другие арабские лидеры, которые прежде всячески зондировали возможности заключения мира с молодым еврейским государством, полностью отказались от подобных вариантов. Всякое обсуждение этой темы в арабском мире прекратилось – даже в левых кругах, которые раньше рассматривали Израиль в качестве потенциального партнера в антиимпериалистической борьбе. Израиль стали безоговорочно воспринимать как союзника Запада и страну, стремящуюся к территориальной экспансии.

Главное достижение — устрашение

Следует подчеркнуть: никто не может знать, что случилось бы, если бы Израиль откликнулся на мирные предложения Насера или других лидеров в период 1949-56 годов. Неизвестно, привело ли бы это к подлинным соглашениям, и каким было бы их содержание. Невозможно понять, как выглядел бы наш регион, если бы не было «акций возмездия», союза с Францией и Британией, оккупации Синая. Нельзя также пренебречь официальными поводами для войны, в первую очередь вылазками «федаинов» против мирных израильских жителей (хотя в период непосредственно перед войной их число сократилось).

И при всем при том, Синайская кампания – первая война после того, как еврейское государство утвердилось, – дала Египту и всему региону ясный сигнал относительно того, на чьей стороне Израиль в глобальном противостоянии. Этот же сигнал мы транслируем и по сей день.

 *Примечание: значительная часть данного текста базируется на книге Залмана Амита и Дафны Левит Israeli Rejectionism, вышедшей в свет в издательстве Pluto в 2011 г. – об отказе Израиля от мирных попыток. Я принимал участие в исследовательской работе, посвященной этой книге. Среди других источников этого текста – монументальная биография Давида Бен Гуриона, написанная Михаэлем Бар Зохаром, книга Моти Голани «Войны не случаются сами собой», «Железная стена» Ави Шлайма, книга воспоминаний Джо Голана «Страницы дневника» и др.   

 

Оригинал публикации на сайте Сиха Мекомит

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы