Экономика

Вертикаль коротка

фото — википедия

Аркадий Мазин

Я пытался написать эту статью максимально быстро, но все равно не поспел за событиями. Впрочем, хотите верьте, хотите нет, менять ничего не пришлось. И, конечно же, я очень рад, что загнанная в угол крыса подняла лапки быстрее, чем я предполагал. В этом прямая заслуга героев-киевлян, погибавших под пулями. Итак, собственно, статья, в которой автор, не будучи докой в украинских делах, но обладающий некоторым опытом политического анализа, попытался ответить на важные для него вопросы.

Даже человек, не следивший пристально за событиями на Украине в последние годы, но при этом разбирающийся в политике, может по некоторым важным деталям приблизительно понять, что же произошло, поскольку главное в анализе — не сами события, а логические связи между ними.

Так, зная, что сыновья президента Украины за недолгое время его нахождения у власти стали долларовыми миллиардерами, можно понять, КАК режим воровал: прямо скажем, с размахом и совершенно не стесняясь, словно будучи абсолютно уверенным в грядущем повторении российского сценария на украинской земле.

Достаточно часа (который я в свое время потратил), чтобы понять, что обвинение против Юлии Тимошенко не стоит выеденного яйца. В свою очередь, это означает, что судебная система на Украине абсолютно сервильна, поскольку в нормальной системе подобное судилище невозможно даже в виде исключения. Так, замечу, суд над Ходорковским послужил в свое время точным индикатором будущих процессов в России. Продажные судьи неизменно способствуют росту коррупции (который мы и наблюдаем в международных рейтингах). Коррупция приводит к озлоблению граждан и уменьшает готовность облеченных властью с ней расстаться — ведь что помешает новой власти пересажать своих предшественников? Это, безусловно, работает и в другую сторону: сменяемость власти сама по себе способствует угасанию коррупции.

В отличие от гигантской, протянувшейся далеко на восток России, в Украине у недовольных сложившейся ситуацией был выход: евроинтеграция. Думаю, именно декларируемое стремление к ней как-то держало Януковича на плаву. Но разве можно сочетать интеграцию в Европу с запуском деток в список «Форбс»? Вряд ли Янукович настолько глуп. Скорее всего, евроинтеграция изначально была блефом, который надо было довести до кульминации, чтобы выторговать как можно больше денег у России. Этими деньгами, безусловно, предполагалось залить Украину перед следующими выборами в надежде, что их хватит для переизбрания: часть пошла бы «простому народу», другая часть — на укрепление силового и административного ресурса.

Надо полагать, источником вдохновения для Януковича послужили финты его северного соседа Лукашенко, умело играющего на имперских амбициях Кремля. Но сказалось головокружение от успехов: президент Украины забыл, что не является бессменным диктатором с 1994 года и не может рулить страной и ее гражданами с той же легкостью, с какой Лукашенко рулит Беларусью. С расхристанным населением, относительно свободной прессой и смехотворным рейтингом такое не проходит. В результате при попытке совершить маневр начался занос. С этого момента Янукович лишь судорожно сжимает руль в руках, но уже слабо контролирует ситуацию.

Успокоить страсти можно было очень просто: согласившись на досрочные выборы. В такой ситуации это логичный и единственно возможный шаг для любого нормального политика. Однако досрочные выборы с вероятностью 100% лишали Януковича шанса на переизбрание. Во-первых, его рейтинг колебался в районе 20%, и он неизбежно проигрывал либо единому кандидату от оппозицию в первом туре, либо одному из кандидатов — во втором. Ровным счетом никаких ресурсов, с помощью которых можно было сотворить чудо, подобное ельцинскому 1996 года, у Януковича не было. Во-вторых, российские деньги, которыми планировалась постепенно подмазывать население, моментального эффекта дать никак не могли. В-третьих, президент, являющийся «хромой уткой», не может мобилизовать административный ресурс, достаточный для масштабных фальсификаций. Наконец, если и существовали какие-то планы легализации награбленного, то их вряд ли можно было осуществить в полном масштабе за оставшееся до выборов время.

В такой ситуации любой нормальный политик признал бы свое поражение. Кто-то стал бы готовиться к досрочным выборам, заранее зная, что проиграет, кто-то просто махнул бы рукой и подал в отставку. Но Янукович — политик другого типа. Он не сдается потому, что для него любые жертвы всегда будут стоить меньше, чем даже призрачный шанс усидеть в своем кресле.

Однако вероятность такого исхода я считаю практически нулевой. Повторюсь: ошибка Януковича в том, что он решил вертеть страну на вертикали власти, не обладая должной поддержкой, достаточным административно-политическим ресурсом, контролем над СМИ — то есть, фактически, не выстроив эту вертикаль долго и кропотливо, как выстраивали Путин и Лукашенко.

Некоторые аналитики высказывают мысль о том, что Путин в Сочи потребовал от Януковича (приказал?) пойти на обострение в надежде, что это спровоцирует раскол страны, и в зоне российского влияния останется хотя бы пара восточных регионов. Вполне возможно, такая цель преследовалась, хотя рейтинг Януковича даже в относительно провластных регионах до нового витка конфликта колебался в районе 25-30 процентов, что явно недостаточно для столь масштабных сдвигов (кроме того, еще до начала волнений за евроинтеграцию выступала половина населения южных и восточных регионов). Однако куда вероятнее, что российский диктатор испугался прецедента и сейчас судорожно бросится закручивать гайки в подведомственной ему стране. И если Украину Евромайдан, скорее всего, вернет на прозападный курс и избавит от коррумпированной и нелегитимной власти, то в России вектор будет прямо противоположным.

Напоследок хотелось бы рассмотреть вопрос о самой по себе легитимности Майдана. Отличие его от площади Тахрир в том, что в Украине действующая власть была избрана недавно, в ходе относительно демократической процедуры. Легитимно ли в этом случае подобное давление на власть? Мне кажется, легитимность исходит от самого факта давления. Сторонникам различных теорий заговора не понять одного: люди могут выйти на площадь на несколько дней, полезть под дубинки и пули только по собственной воле, только если их действительно ДОСТАЛО. И если на площадь в столице вышел миллион, значит достало 30 миллионов, что и подтверждалось данными опросов общественного мнения. В ситуации столь резкого обострения противостояния между властью и народом, безусловно, нельзя взять и отдать бразды правления без выборов кому-либо из лидеров оппозиции. Но можно и нужно объявить досрочные выборы. Если легитимность лидера была поставлена под вопрос в середине каденции, досрочные выборы — лучший способ ее восстановить. Если дошло до кровавого противостояния — единственный.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Эти краны не перестанут падать 

    Башенный кран рухнул в Рамат-Гане на том самом строительном объекте, где неделей раньше пострадал рабочий, упав с высоты. Впрочем, тогда это не привело к закрытию объекта, на котором нарушались правила техники безопасности. Вскоре на другой стройке, и тоже в Рамат-Гане, обрушились строительные леса. Аварии на стройках стали поистине бичом государства. И пока чиновники отделываются недействующими инструкциями, депутаты лишь «демонстрируют озабоченность», а подрядчики в целях экономии заставляют работать «на износ» и людей, и оборудование, нам не стоит надеяться, что краны перестанут падать.

    Экономика
  • Пятилетка для бедуинов

    Невозможно осуществлять программу равенства, не включая в неё 50 тысяч жителей непризнанных государством деревень. Это наиболее дискриминируемое население остаётся за скобками программы. Руководство бедуинов не понимает, как можно добиваться равенства, игнорируя четверть бедуинской общины. Бедуины остро нуждаются в капиталовложениях и развитии инфраструктур. Но руководство общины не может принять поэтапный план, предусматривающий разрушение непризнанных деревень.

    Экономика
  • Засуха стала сюрпризом

    Для большинства населения страны вновь свалившаяся на Израиль засуха стала полной неожиданностью: в последние годы мы не раз слышали победные реляции о том, что государство Израиль, построив в 2010 году мощные опреснительные установки, радикально решило проблему с водой. Пусть тарифы на воду резко выросли, а жители центральных и южных районов Израиля начали пить опресненную воду, лишенную жизненно важных солей магния, — зато мы резко сократили забор воды из Кинерета и спасли озеро от высыхания... Но всего через семь лет после «решения водной проблемы» мы оказались на пороге новой катастрофы.

    Экономика
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x