Арабский мир

Ближний Восток: реальность, которую трудно признать

 

Фото: Enno Lenze

Фото: Enno Lenze

Во вторник, 2 июня, министры иностранных дел 24 государств собрались в Париже, чтобы обсудить, как дальше бороться с ИГИЛ. Давно стало понятно, что одно лишь финансирование иракской армии ( с её приписками и «мертвыми душами») и авиаудары по территории, занятой Исламским государством, не способны не только привести к победе, но даже помешать дальнейшему распространению группировки.

После захвата боевиками опорного пункта Рамади и крупного исторического центра Пальмиры, необходимость менять стратегию стала ещё более осознанной. Выдворить исламистов из густонаселенных городов, таких, как Мосул, при помощи только бомбежки с воздуха невозможно. Бомбежки без последующего наземного наступления приводят к тому, что исламисты, которые вследствие авиаударов выбиваются из определенного места, возвращаются туда позже.

Премьер-министра Ирака Хайдер Аль-Абади обвинил международное сообщество и коалицию западных стран в том, что они оставили Ирак на произвол судьбы, что его страну в борьбе с радикальной исламистской группировкой поддерживают недостаточно, что ответственность за продвижение Исламского государства лежит на всех. Джихадисты усились в Ираке не сами по себе. Это одно из последствий вмешательства США и их союзников.

Без масштабной наземной военной операции ИГИЛ не победить не остановить нельзя. Но после иракской авантюры Буша-младшего, которая стоила и США, и её союзникам, и экономике всего мира, после всего, что произошло в Афганистане… Запад не готов по-настоящему воевать на Ближнем Востоке.

Результаты революций Арабской весны и оказанной им западной поддержки — тоже оптимизма не внушают. В Ливии, например, после западного вмешательства, царит полный хаос. Египту удалось хотя бы относительно стабилизироваться скорее вопреки западной воле.

Запад полностью потерял доверие в регионе и благодаря не очень разумным вмешательствам, и из-за предательства союзников сейчас.

Президент Обама не перестает повторять, что США не могут вмешиваться в гражданские войны, ведущиеся в других странах. Тем более, что стран таких, где одна из сторон конфликта требует вмешательства США в собственные разборки все больше. И не все они расположены на Ближнем Востоке. «Разбил — покупай», — говорил госсекретарь времен первой каденции президента Джорджа Буша-младшего Колин Пауэлл, сравнивая Ближний Восток с посудной лавкой. Америка ещё готова платить, но уже боится снова вступить в те же осколки,  в которые она превратила Ирак.

Никто не ждет военных свершений от нынешней иракской армии. В Пентагоне к ней относятся в лучшем случае с иронией. Достаточно вспомнить нелестные слова, сказанные о ней министром обороны США. В 2003 году США, не найдя неконвенционального оружия и не доказав причастность Саддама Хусейна к катастрофам Башен близнецов, с легкостью уничтожив старый режим, полностью демонтировали иракские профессиональные военные силы. За прошедшие с тех пор более 10 лет американцам не удалось создать новую армию в Ираке, хотя в её создание было вбухано огромное количество денег.

Фото: Enno Lenze

Фото: Enno Lenze

На бумаге под командованием иракских властей находится внушительная армия почти в 200 тысяч человек, более полумиллиона полицейских и членов военизированных формирований. То есть Иракские силы превышают и численно количество боевиков ИГИЛ в десятки раз, и обладают лучшим оружием, и пр. В иракскую армию вложили более 25 млрд. долларов.

В ноябре 2014 года расследование коррупции в иракской армии выявило 50 тысяч «мертвых душ» — военнослужащих, которые или вовсе не существовали, или служили раньше, но уже уволились. Они числились в платежных ведомостях, и им продолжали перечислять зарплату. Большую зарплату. Официальное жалованье иракского солдата — 1000-1200 долларов в месяц. Офицер иракской армии получает около 6 тыс. долларов в месяц. Это огромные деньги для страны, где средняя месячная зарплата составляет около 150 долларов. Солдатские «мертвые души» не придуманы — у всех есть удостоверение личности и адрес, но они не служат, не появляются в частях, а только получают жалование и отдают больше половины его командирам.

Армия, работающая на откат и распил, боевое сопротивление оказать не может. У Запада нет конвенциональных партнеров для борьбы с ИГИЛ.

Реальность на Ближнем Востоке меняется. Но западным странам эти изменения трудно признать официально. Так, например, сейчас Иран и его сателлиты являются главными союзниками США в борьбе с ИГИЛ. Только в тех местах, где вслед за американской бомбардировкой в бой вступают наземные силы шиитов, удается теснить ИГИЛ. Но Иран не был приглашен на парижскую мирную конференцию 2 июня.

Ури Авнери

Ури Авнери

Ури Авнери сказал в интервью автору этих строк: «Ирак сотни лет был главной преградой для Ирана. Сокрушить Ирак — означало возвысить и многократно усилить Иран, превратив прочное ограждение в летящие во все стороны камни».

Влияние Ирана в регионе выросло. Иранский режим воспользовался ситуацией. И продолжает пользоваться полным разложением соседнего государства.

Фактически добившись иранской гегемонии, не имея возможности справиться без Ирана, США не могут официально согласиться на то, чтобы дать Ирану легитимность на международном уровне. И пытаются сделать вид, что отношения между Ираном и Западом полностью обусловлены переговорами по иранской ядерной программе.

Принять новую реальность достаточно трудно. Многие спонсоры и покровители ИГИЛ являются друзьями и партерами Вашингтона, а многие участники шиитских формирований, которые борются с Исламским государством, сидели в американских тюрьмах в Ираке, когда США проводила свою затянувшуюся военную операцию на иракской территории. Многие из них до сих пор фигурируют в американских списках террористических организаций. Сегодня же американские самолеты обеспечивают им воздушное сопровождение и прикрытие.

Россию в коалицию противников ИГИЛ тоже не позвали, хотя Кремль обладает многими рычагами воздействия на региональную ситуацию. Не были приглашены на конференцию и сирийские курды, которые единственные побеждали исламистов. И, само собой разумеется, не был приглашен на конференцию министр Башара Асада. Хотя Асад — это единственный, кто фронтально противостоит ИГИЛ, хочет он того или не хочет. Хотя и он все меньше контролирует ситуацию. Несмотря на то, что дамасский правитель — фактор сдерживания, открыто поддерживать Асада, которого ещё недавно считали самым ужасным исчадием ада (все же познается в сравнении!), Запад не может.

Израильскому руководству ещё труднее признать изменяющуюся реальность Ближнего Востока, где Иран и его сателлиты сегодня являются фактически главными союзниками США. Но реальность не бывает шизофреничной. Только наши представления о ней.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Иорданский узел

    В Иорданию прибыло более миллиона беженцев из Сирии, из Ирака. Угроза стабильности?

    Арабский мир
  • Турция по дороге к диктатуре

    Среди иных расширяющих полномочия президента такие поправки, как право объявления чрезвычайного положения, организации референдумов (например, о введении смертной казни), право накладывать вето на решение парламента, для обхода которого парламенту нужно абсолютное большинство голосов (301 голос). Как видно из содержания этих поправок, Турция окончательно скатывается в автократию, и этот процесс приобретает особую трагичность при факторе разделения турецкого общества ровно наполовину, что отразилось и на результатах референдума.

    Арабский мир
  • Смеяться вместе

    Удивительная история клоуна из Газы.

    Арабский мир
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x